ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО
ТЕСТЫ

§ 7. Обязательства из причинения вреда несовершеннолетними и недееспособными гражданами

 

1. Ответственность за вред, причиненный малолетними в возрасте до 14 лет

 

Несовершеннолетние в возрасте до 14 лет не отвечают за причиненный ими вред, т.е. полностью неделиктоспособны. Однако они не относятся к числу полностью недееспособных, поскольку за малолетними в возрасте от 6 до 14 лет признается некоторый минимальный объем дееспособности в форме сделкоспособности (см. п. 2 ст. 28 ГК).

 

Необходимо отметить, что применительно к деликтной ответственности закон не разделяет малолетних на две группы — до 6 лет и от 6 до 14 лет — и признает неделиктоспособными тех и других. Однако для обоснования этого положения необходимо учитывать это разделение. Полную неделиктоспособность малолетних в возрасте от 6 до 14 лет следует обосновать тем, что дети в этом возрасте имеют определенный уровень интеллектуального развития, но они все же не вполне осознают последствия своих действий и поступков в силу недостаточного жизненного опыта и незрелости воли. Что касается малолетних в возрасте до 6 лет, то они с точки зрения закона полностью лишены способности осознавать последствия своих действий. Тем не менее с точки зрения деликтоспособности и те и другие малолетние в одинаковой степени признаются неделиктоспособными.

 

Ответственность за вред, причиненный малолетним, возлагается на его родителей (усыновителей) или опекунов либо на соответствующее учреждение — юридическое лицо, если малолетний находился в нем или был под его надзором во время причинения вреда.

 

Родители (усыновители) и опекуны отвечают за вред, причиненный малолетними, при наличии общих оснований деликтной ответственности. Противоправность их поведения обнаруживается в плохом воспитании ребенка, в неосуществлении за ним надлежащего надзора, т.е. в ненадлежащем исполнении обязанностей, предусмотренных для них Семейным кодексом РФ (п. 1 ст. 63, п. 1 ст. 65, п. 1 ст. 150). При этом ответственность за вред возлагается на обоих родителей, поскольку они в равной мере обязаны воспитывать детей независимо от того, проживают ли они вместе с ними или отдельно.

 

Для возложения на родителей (усыновителей) или опекуна ответственности необходимо установить наличие причинной связи между их противоправным поведением и вредом, т.е. определить, что именно вследствие плохого воспитания, неосуществления надзора ребенок совершил действие, повлекшее возникновение вреда.

 

Что касается третьего условия деликтной ответственности — вины, то в данном случае действует общее положение о презумпции вины: родители (усыновители), опекуны согласно п. 1 ст. 1073 ГК могут быть освобождены от ответственности, если они докажут, что вред возник не по их вине, т.е. докажут отсутствие даже малейших упущений в воспитании ребенка и в надзоре за ним. Можно отметить, что опровергнуть указанную презумпцию практически невозможно.

 

В ГК выделен случай ответственности родителей, лишенных родительских прав, за вред, причиненный несовершеннолетними (ст. 1075). Такую ответственность суд может возложить на них в течение трех лет после состоявшегося лишения их родительских прав. В данном случае, поскольку речь идет о деликтной ответственности, должно быть, очевидно, установлено наличие ее условий — противоправности, причинной связи, вины. Это следует из ст. 1075 ГК, согласно которой на лиц, лишенных родительских прав, ответственность может быть возложена, «если поведение ребенка, повлекшее причинение вреда, явилось следствием ненадлежащего осуществления родительских обязанностей». Семейный кодекс предусматривает лишь одну обязанность лица, лишенного родительских прав, — обязанность содержать своего ребенка (п. 2 ст. 71) и не упоминает о каких-либо других его обязанностях. Поэтому понятие «родительские обязанности», которое содержится в ст. 1075 ГК, представляется неопределенным. Действие ст. 1075 ГК распространяется не только на случаи, когда возникает вопрос о возмещении вреда, причиненного малолетними (в возрасте до 14 лет), но и на случаи причинения вреда несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет.

 

Ответственность за вред, причиненный малолетними, достаточно часто возлагается на соответствующие учреждения — юридические лица (п. 2 и п. 3 ст. 1073 ГК). К их числу относятся, во-первых, учреждения воспитательные, лечебные, социальной защиты и другие аналогичные учреждения, которые осуществляют функции опеки над малолетними детьми, нуждающимися в опеке, в силу закона (п. 4 ст. 35 ГК). Являясь опекунами, указанные учреждения несут соответствующие обязанности по воспитанию подопечных и надзору за ними. Их ответственность за вред, причиненный подопечными, наступает в случае ненадлежащего исполнения этих обязанностей, т.е. противоправного поведения. Условием их ответственности является и вина, причем они считаются виновными в причинении вреда, если не смогут доказать, что вред возник не по их вине.

 

Во-вторых, за вред, причиненный малолетним, отвечают образовательные, воспитательные, лечебные и иные учреждения, если малолетний причинил вред в то время, когда он находился под их надзором. Условием для возложения на них ответственности является ненадлежащее осуществление надзора, т.е. противоправность поведения. Недостатки воспитания в данном случае закон в качестве условия ответственности не указывает. Это делает возможным привлечение к ответственности за причиненный малолетним вред одновременно как его родителей (отвечающих за недостатки воспитания), так и соответствующего учреждения (отвечающего за недостатки надзора). Ответственность за вред, причиненный малолетними, возлагается также на лиц, осуществляющих надзор на основании договора. Если малолетний причинил вред, учреждение, а равно лицо, осуществляющее надзор по договору, предполагается виновным и может освободиться от ответственности, если докажет, что вред возник не по его вине в осуществлении надзора.

 

2. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет

 

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет наделены частичной дееспособностью, объем которой определен ст. 26 ГК и включает главным образом способность совершать сделки (сделкоспособность). Однако эти несовершеннолетние самостоятельно несут ответственность за причиненный вред на общих основаниях (п. 1 ст. 1074 ГК). Другими словами, они признаются полностью деликтоспособными, т.е. обладающими достаточной интеллектуальной зрелостью и жизненным опытом, чтобы оценивать свои поступки и отвечать за причиненный вред.

 

Вместе с тем несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет не всегда имеют заработок, доходы, имущество, достаточные для возмещения причиненного вреда. Чтобы обеспечить возмещение причиненного несовершеннолетним вреда и компенсировать потери потерпевшего, закон определил два фактора, которые должны быть при этом учтены.

 

Во-первых, необходимо принять во внимание способность несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет в полной мере оценивать свое поведение с точки зрения соответствия его требованиям закона, понимать неизбежность применения к нему ответственности, если по его вине будет причинен вред. Поэтому требование потерпевшего о возмещении вреда, причиненного несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет, должно быть предъявлено самому несовершеннолетнему, именно он будет ответчиком по такому иску в суде. Несовершеннолетний отвечает сам, на общих основаниях, при наличии общих условий деликтной ответственности, а если вред причинен с использованием источника повышенной опасности, то при наличии условий, предусмотренных ст. 1079 ГК.

 

Во-вторых, закон учитывает, что обязанности родителей (усыновителей, попечителя) по воспитанию несовершеннолетних и надзору за ними не прекращаются до достижения несовершеннолетними полной дееспособности и что в случае ненадлежащего осуществления названных обязанностей они могут быть привлечены к возмещению вреда, причиненного их ребенком, причем будут отвечать за свою вину (в плохом воспитании, надзоре и т.п.).

 

В соответствии с рассмотренными факторами ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет, можно возложить не только на самого несовершеннолетнего, но и на его родителей (усыновителей, попечителя), что и предусмотрено абз. 1 п. 2 ст. 1074 ГК. Эта норма устанавливает, что в случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями (усыновителями) или попечителем, если они не докажут, что вред причинен не по их вине, т.е. что они осуществляли свои родительские обязанности надлежащим образом.

 

Такая ответственность является дополнительной (субсидиарной). Если у самого несовершеннолетнего достаточно имущества, чтобы возместить причиненный им вред, родители (усыновители) или попечитель к ответственности не привлекаются. При отсутствии у несовершеннолетнего достаточных средств для возмещения вреда родители (усыновители) должны привлекаться к возмещению вреда обязательно, ибо в противном случае будут необоснованно нарушены интересы потерпевшего.

 

Аналогичным образом решается вопрос, если вред был причинен несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет, нуждающимся в попечении и находившимся в соответствующем воспитательном, лечебном учреждении, учреждении социальной защиты населения или другом аналогичном учреждении, которое в силу закона являлось его попечителем. Причиненный несовершеннолетним вред должно будет возместить указанное учреждение полностью или в недостающей части, если не докажет, что вред возник не по его вине (ст. 15, ч. 2 п. 2 ст. 1074 ГК). Имеется в виду вина в неосуществлении должного надзора за несовершеннолетним в момент причинения им вреда.

 

Обязанность родителей (усыновителей, попечителей, работников соответствующего учреждения) по возмещению вреда, причиненного несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет, прекращается при наличии следующих обстоятельств:

  • достижении причинившим вред совершеннолетия;
  • появлении у несовершеннолетнего до достижения им совершеннолетия доходов или имущества, достаточных для возмещения вреда;
  • приобретении несовершеннолетним полной дееспособности до достижения им 18 лет (в связи со вступлением в брак либо эмансипацией).

 

3. Ответственность за вред, причиненный гражданином, признанным недееспособным

 

Гражданин, признанный судом недееспособным по основаниям, предусмотренным ст. 29 ГК (психическое расстройство, вследствие которого возникла неспособность понимать значение своих действий или руководить ими), считается полностью неделиктоспособным. Это означает, что он не способен отвечать за причиненный им вред. Согласно п. 1 ст. 1076 ГК вред, причиненный таким гражданином, возмещают его опекун или организация, обязанная осуществлять за ним надзор, если они не докажут, что вред возник не по их вине. Вина опекуна или учреждения выражается в отсутствии необходимой заботливости и надлежащего надзора за больным.

 

Родитель недееспособного привлекается к ответственности за вред, причиненный недееспособным, лишь в случае, если он назначен опекуном. Например, опекуном назначена мать лица, признанного недееспособным. Его отец в этом случае к ответственности за вред, причиненный недееспособным, привлечен быть не может.

 

Раньше (до принятия нового Гражданского кодекса) в практике возникал вопрос о возможности освобождения опекуна или учреждения, на котором лежала обязанность осуществлять надзор за недееспособным, от возмещения вреда в случае, если их подопечный или пациент, причинивший вред во время болезни, выздоровел и признан дееспособным. Такая ситуация получила решение в п. 2 ст. 1076 ГК, согласно которому обязанность указанных субъектов по возмещению вреда, причиненного гражданином, признанным недееспособным, не прекращается в случае последующего признания его дееспособным.

 

Иногда потерпевший оказывается в весьма трудном положении в связи с тем, что опекун недееспособного причинителя вреда умер либо не имеет достаточных средств для возмещения вреда, а сам недееспособный обладает такими средствами. Закон для подобных случаев предусмотрел, что суд с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда, а также других обстоятельств вправе принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счет самого причинителя вреда (недееспособного лица). Тем самым получает защиту имущественный интерес потерпевшего без существенного ущемления интересов недееспособного лица, что вполне соответствует принципу справедливости (п. 3 ст. 1076 ГК).

 

4. Ответственность за вред, причиненный гражданином, не способным понимать значения своих действий

 

Ответственность, предусмотренная ст. 1078 ГК, распространяется на полностью дееспособных граждан и несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет, поскольку они обладают полной деликтоспособностью. Следовательно, она не распространяется на малолетних и на лиц, ограниченных в соответствии со ст. 30 ГК в дееспособности в связи со злоупотреблением спиртными напитками или наркотическими средствами.

 

Согласно п. 1 ст. 1078 ГК дееспособный гражданин или несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет, причинивший вред в таком состоянии, когда он не мог понимать значения своих действий или руководить ими, не отвечает за причиненный вред.

 

Признаки указанного в ст. 1078 ГК состояния (человек «не мог понимать значения своих действий или руководить ими») совпадают с признаками, содержащимися в п. 1 ст. 29 ГК, в котором предусматривается признание гражданина недееспособным. Однако, несмотря на совпадение слов, закон в упомянутых случаях имеет в виду два разных состояния. Одно из них подразумевается стойким, длительным и связано с психическим расстройством лица, признанного недееспособным. Другое же, упомянутое в ст. 1078 ГК, возникает у лица дееспособного и является временным, вызванным какими-то неожиданными факторами (сильное душевное волнение, состояние стресса, нетипичное для данного лица влияние алкоголя и т.п.).

 

Если такое состояние возникло в связи с психическим расстройством, о котором знали близкие данного лица, но не ставили вопрос о признании его недееспособным, то обязанность возместить вред может быть возложена судом на этих граждан (проживающих совместно с душевнобольным его трудоспособных супруга, родителей, совершеннолетних детей). Обязанность возместить вред в данном случае является санкцией за правонарушение — непринятие мер к признанию душевнобольного человека недееспособным. При соблюдении этого порядка гражданин был бы признан недееспособным и ответственность за причиненный им вред нес бы опекун.

 

Особенностью нормы, содержащейся в п. 1 ст. 1078 ГК, является придание важного правового значения тому факту, что вред причинен в состоянии, когда причинивший вред не мог понимать значения своих действий или руководить ими. Именно в связи с этим он освобождается от возмещения вреда и потерпевший несет прямой убыток. Изложенное правило имеет общее значение. Но в ст. 1078 предусмотрены два важных исключения из него.

 

Во-первых, существенно иные последствия возникают, если причинитель вреда сам привел себя в состояние, в котором не мог понимать значения своих действий или руководить ими, употреблением спиртных напитков, наркотических средств или иным способом. В этом случае причинитель вреда от ответственности не освобождается, т.е. отвечает за вред на общих основаниях, его поведение признается виновным.

 

Представляет интерес толкование слов «сам привел себя» в определенное состояние, поскольку от обоснованности и убедительности такого толкования может зависеть судьба исковых дел о возмещении причиненного вреда. В литературе высказано мнение, что применительно к деликтной ответственности следует различать физиологическое (обычное) и патологическое опьянение.

 

Физиологическое (обычное) опьянение — это характерное для данного индивида состояние, когда он, употребив спиртное, утрачивает контроль над собой и способность понимать значение своих действий. В случае причинения вреда в таком состоянии он признается виновным, поскольку сам привел себя в такое состояние и должен отвечать за причиненный вред в полной мере (п. 2 ст. 1078 ГК).

 

Иным должно быть решение вопроса при патологическом опьянении. Патологическая реакция организма человека на алкоголь — это своего рода болезнь, которая может быть вызвана минимальной дозой спиртного или даже употреблением лекарства, изготовленного на спиртовой основе. Если человек внезапно испытал подобную реакцию и утратил способность понимать значение своих действий или руководить ими, он должен быть освобожден от ответственности за причиненный в таком состоянии вред (п. 1 ст. 1078 ГК).

 

Но, как правильно отметила А.М. Белякова, освобождение от возмещения причиненного вреда в случае патологического опьянения допустимо, «только если оно случилось впервые… Если же лицо знает, что подвержено патологическому опьянению, и все же употребило спиртное, оно должно отвечать за вред, причиненный в таком состоянии, поскольку виновно в том, что привело себя в такое состояние». Сказанное следует распространить и на случаи, когда на состояние человека воздействовали наркотические средства. Следовательно, состояние опьянения лишь в рассмотренном выше исключительном случае патологического опьянения может служить основанием для признания лица невиновным в причинении вреда и для освобождения его от ответственности за причиненный вред.

 

Второе исключение из общего правила об освобождении от ответственности за причиненный вред по тем мотивам, что причинивший вред находился в таком состоянии, что не мог понимать значения своих действий или руководить ими, связано со случаем, когда это лицо причинило вред жизни или здоровью потерпевшего. При таком фактическом составе безусловное освобождение от ответственности законом не предусмотрено. Напротив, суду предоставлено право возложить обязанность по возмещению вреда полностью или частично на причинителя вреда с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда и других обстоятельств (абз. 2 п. 1 ст. 1078 ГК). Данное исключение из общего правила, содержащегося в п. 1 ст. 1078 ГК, продиктовано стремлением законодателя учесть и обеспечить интересы потерпевшего, что вполне соответствует принципу справедливости.

 

 

НАВЕРХ СТРАНИЦЫ

 
Рейтинг@Mail.ru