ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО

ТЕСТЫ

§ 1. Обязательства из договора поручения

 

1. Понятие юридических услуг

 

Договор поручения оформляет одну из основных разновидностей обязательств по оказанию юридических услуг. К их числу относятся также обязательства, возникающие из договоров комиссии и агентирования, а в известной мере также и из договора доверительного управления имуществом.

 

Во всех перечисленных отношениях имеется посредник — представитель (поверенный), комиссионер, агент, доверительный управляющий, — который действует в гражданском обороте либо от чужого, либо даже от собственного имени, но так или иначе в чужих интересах, непосредственно или в конечном итоге создавая, изменяя или прекращая определенные права и обязанности для своего клиента (представляемого, комитента, принципала и т.д.) в его правоотношениях с третьими лицами. К этому сводится существо юридических услуг, позволяющих управомоченным или обязанным лицам достигать необходимого правового результата с помощью других лиц — посредников.

 

Элементы юридического посредничества можно обнаружить и в других гражданско-правовых отношениях: в транспортной экспедиции (в рамках которой наряду с юридическими услугами оказываются и особые услуги фактического характера), в отношениях, возникающих из действий в чужом интересе без поручения, в некоторых банковских сделках. Наряду с названными выше все эти обязательства служат одной из юридических (гражданско-правовых) форм экономических отношений посредничества, которые неизбежно вызываются потребностями развитого имущественного оборота.

 

Вместе с тем экономическая категория посредничества, будучи гораздо более широкой, охватывает и такие отношения, участники которых действуют в гражданском обороте не только от собственного имени, но и за свой счет и исключительно в собственных интересах. Таковы, например, отношения с участием оптовых торговцев (дистрибьюторов) как необходимых посредников между производителями (изготовителями) товаров и розничной торговлей или взаимоотношения профессиональных продавцов ценных бумаг — дилеров.

 

Законодательством о ценных бумагах предусмотрена фигура номинального держателя ценных бумаг, не являющегося их владельцем (п. 2 ст. 8 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг«, далее — Закон о рынке ценных бумаг). Его статус не укладывается ни в одну из традиционных конструкций юридического посредничества; не является он и посредником в экономическом смысле. Это объясняется тем, что Закон о рынке ценных бумаг построен на американских образцах, в которых номинальный держатель является «трасти» в отношениях доверительной собственности (траста), возникающих между ним и собственником ценных бумаг. В российском гражданском праве невозможны ни отношения траста, ни право собственности на права требования (каковыми в действительности являются бездокументарные ценные бумаги) (подробнее об этом см. § 1 гл. 18 и § 1 гл. 19 т. II настоящего учебника). В связи с этим и статус номинального держателя ценных бумаг остается чужеродной конструкцией, порождающей лишь трудности в правоприменительной практике.

 

2. Понятие договора поручения

 

Наиболее ярко специфика юридического посредничества видна в отношениях поручения. Смысл данной юридической услуги состоит в получении участником гражданских правоотношений возможности выступать в качестве стороны сделки через посредство специально уполномоченного им для этой цели лица, представляющего в такой сделке не свои, а чужие имущественные интересы. При этом посредник действует не от своего имени, а от имени представляемого им лица и потому не становится стороной данной сделки.

 

Этим отношения поручения отличаются от других форм юридического посредничества, в которых посредники действуют хотя и в чужих интересах, но от собственного имени (коммерческие представители, доверительные управляющие, конкурсные управляющие при банкротстве, душеприказчики при наследовании и т.д.). Поэтому договор поручения называют договором о представительстве, а правила о договоре поручения тесно связаны с нормами о представительстве и доверенности (гл. 10 ГК). С помощью данного института одно и то же лицо может одновременно вступать в правоотношения с различными лицами, поскольку здесь, по сути, происходит «расширение юридической личности человека за пределы, очерченные его физической природой».

 

По договору поручения одна сторона (поверенный) обязуется совершить от имени и за счет другой стороны (доверителя) определенные юридические действия, причем права и обязанности в результате этих действий возникают непосредственно у доверителя (п. 1 ст. 971 ГК).

 

Следовательно, предметом договора поручения является совершение одним лицом от имени другого определенных юридических действий, чаще всего сделок, стороной которых становится не поверенный (представитель), а доверитель (представляемый).

 

Строго говоря, понятие юридических действий шире понятия сделок, ибо охватывает также, например, действия судебного представителя по гражданским и уголовным делам, действия патентного поверенного и тому подобные юридические действия, не сводящиеся к совершению сделок. Так, по договору морского посредничества посредник (морской брокер) обязуется от имени и за счет доверителя оказывать ему посреднические услуги при заключении договоров купли-продажи судов, фрахтования, буксировки и морского страхования (ст. 240 КТМ).

 

Предмет договора поручения не только предопределяет юридический характер деятельности поверенного, но и позволяет отграничить отношения поручения от близких гражданско-правовых отношений. При заключении сделки сторона может прибегать к оказываемым другими лицами услугам фактического порядка — к помощи машинистки, перепечатывающей текст договора, к услугам почты или специального посыльного, пересылающего или переносящего контрагенту договорные документы, к услугам переводчика и т.п. Более того, лицо может прибегнуть и к консультации юриста, получив тот или иной совет относительно будущей сделки. Наконец, оно может уполномочить кого-либо даже и на вступление в переговоры относительно возможных в будущем сделок (рекламные агенты, коммивояжеры и т.п.). Однако во всех этих случаях оказанные услуги непосредственно не создают для их получателя юридического эффекта (в виде возникновения, изменения или прекращения прав и обязанностей) в его взаимоотношениях с третьим лицом, ибо сделку с ним заключает сама заинтересованная сторона, выражающая при этом исключительно собственную волю. Поэтому данные (фактические) услуги оформляются договорами подряда и подобных ему типов, а не договором поручения.

 

Не рассматривается как представительство и не оформляется договором поручения выступление в обороте органов юридических лиц (а в предусмотренных законом случаях — и их участников, например членов полного товарищества в соответствии с п. 1 ст. 72 ГК), являющихся в этом качестве не самостоятельными субъектами права, а составными частями юридических лиц, специально предназначенными для выражения их воли (ср. п. 1 ст. 53 ГК). Это же относится к органам государственной власти или местного самоуправления, которые, даже будучи самостоятельными юридическими лицами — учреждениями, в рамках своей компетенции аналогичным образом выступают от имени создавших их соответствующих публично-правовых образований (п. 1 и п. 2 ст. 125 ГК), выражая их волю.

 

При этом физические лица, выступающие в роли единоличных или коллегиальных органов юридического лица, сохраняют свою гражданскую правосубъектность, что и объясняет возможность несения ими самостоятельной ответственности в виде возмещения убытков, причиненных их действиями юридическому лицу (п. 3 ст. 53 ГК).

 

Закон подчеркивает, что права и обязанности по сделке, совершенной поверенным (представителем), возникают непосредственно у доверителя, минуя поверенного (п. 1 ст. 971 ГК). Следовательно, поверенный не становится участником заключенной им с третьим лицом сделки, поскольку она заключена им от имени и в интересах доверителя, который и является в силу этого стороной такой сделки. Поэтому к поверенному не переходит никаких прав или обязанностей от его доверителя, а сам он лишь выражает волю последнего. Ведь юридически действия поверенного являются действиями самого доверителя, с которым (через посредство поверенного) и имеют дело все третьи лица. В силу этого все требования по заключенной сделке третье лицо вправе предъявлять лишь к доверителю, но не к поверенному, поскольку последний не состоит с третьим лицом ни в каких правоотношениях.

 

Данное обстоятельство делает очевидной абсурдность положения п. 3 ст. 8 Федерального закона от 22 августа 1996 г. N 125-ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании«, согласно которому не обладающие самостоятельной правосубъектностью структурные подразделения вуза могут им «наделяться по доверенности полностью или частично правомочиями юридического лица». В действительности, конечно, выдача доверенности (т.е. заключение договора поручения) неправосубъектной организации невозможна, но и при наличии доверенности у субъекта гражданского права, например у руководителя структурного подразделения вуза, стороной соответствующих сделок будет не он, а представляемый им вуз (его доверитель).

 

По тем же причинам выдача приобретателю акций их прежним владельцем доверенности на голосование на общем собрании акционеров (п. 2 ст. 57 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах«, далее — Закон об АО) вопреки цели данной нормы не превращает действующего по доверенности приобретателя в самостоятельную фигуру (акционера), ибо участие в общем собрании представителя акционера юридически равнозначно участию в нем самого этого акционера.

 

Приобретение права непосредственно не участвующим в заключении сделки лицом возможно и при заключении договора в пользу третьего лица (п. 1 ст. 430 ГК). Но в отличие от договора поручения кредитор в данных отношениях всегда действует только по своей воле, а не по воле третьего лица, и в своих, а не в чужих интересах; кроме того, здесь исключается возложение на третье лицо каких-либо обязанностей.

 

Воля стороны на заключение или исполнение сделки может доводиться до отсутствующего контрагента и через посланца (посыльного, курьера, оператора связи и т.п.). Последний всегда выражает исключительно чужую волю, ни в коей мере не заменяя пославшего его перед контрагентом, а потому в данной роли могут выступать и частично дееспособные граждане, и даже, например, почтовые голуби или дрессированные животные.

 

В отличие от посланца представитель (поверенный) всегда выражает и собственную волю, а не только волю представляемого (доверителя), хотя он и связан этой последней. При отсутствии волеизъявления с его стороны юридический эффект в виде сделки не наступит. Именно поэтому поверенный выступает перед третьим лицом в роли субъекта права, заключающего сделку (которая, однако, создает юридические последствия не для него, а для доверителя), и в силу этого сам должен обладать полной дееспособностью.

 

Так, если некто поручает другому лицу купить известную вещь у конкретного продавца за определенную цену, то речь идет о представительстве, ибо даже для заключения такого договора посредник должен будет выразить собственную волю (которая, в частности, может отразиться в некоторых «случайных» условиях сделки). Если же поручение состоит лишь в передаче продавцу вещи согласия на ее приобретение за данную цену (либо также в передаче продавцу денег и в доставлении вещи покупателю), то его исполнитель выступает в роли посланца (в том числе и в ситуации, когда такое поручение касается приобретения по его выбору одной из двух известных вещей за установленную цену, ибо и здесь речь идет не о заключении договора купли-продажи, а лишь о передаче согласия (акцепта), выражающего заранее объявленную волю приобретателя).

 

Представительство, а следовательно, и договор поручения возможны в большинстве гражданских правоотношений (за изъятиями, установленными п. 4 ст. 182 ГК). Поэтому сторонами договора поручения могут быть любые дееспособные граждане и юридические лица, а также публично-правовые образования (ср. п. 3 ст. 125 ГК). Лишь для коммерческих представителей (в предпринимательском обороте) имеются ограничения — в их роли могут выступать только коммерческие организации или индивидуальные предприниматели. Таковы, например, профессиональные участники рынка ценных бумаг, осуществляющие брокерскую деятельность в соответствии со ст. 3 Закона о рынке ценных бумаг, и морские брокеры, которые в соответствии со ст. 243 КТМ также вправе представлять интересы обеих сторон при посредничестве относительно заключаемых между ними сделок.

 

Вместе с тем коммерческое представительство не следует смешивать с профессиональным возмездным представительством, осуществляемым адвокатами, патентными поверенными и т.п., при котором, кстати, исключается одновременное представительство разных сторон заключаемых договоров, как это имеет место при осуществлении брокерской деятельности. Ведь представителем в суде или в патентном ведомстве при определенных условиях может быть и обычный гражданин, не относящийся к названным категориям профессиональных представителей.

 

3. Содержание и исполнение договора поручения

 

Договор поручения по своей юридической природе является консенсуальным и двусторонним. Со времен римского права в классических континентальных правопорядках поручение по традиции признается безвозмездным договором, причем его безвозмездность предполагается, если только вознаграждение поверенному прямо не предусмотрено законом или договором. На этой позиции стоит и действующее российское законодательство, но с одним существенным изъятием: если данный договор связан с осуществлением предпринимательской деятельности хотя бы одним из его участников (например, заключается коммерческой организацией для достижения целей ее деятельности), он, напротив, предполагается возмездным, если только его безвозмездный характер прямо не предусмотрен в его содержании (п. 1 ст. 972 ГК). Но и при этом размер вознаграждения не является существенным условием данного договора, ибо в случае отсутствия точных указаний в договоре услуги поверенного должны быть оплачены в соответствии с общим правилом п. 3 ст. 424 ГК (п. 2 ст. 972 ГК). Кроме того, договор поручения относится к числу лично-доверительных (фидуциарных) сделок, достаточно редко встречающихся в современном гражданском обороте.

 

Закон не содержит специальных правил о форме данного договора, исходя из того, что по общему правилу отношения его участников оформляются выдачей доверенности. Доверенность, содержащая полномочия поверенного, должна быть оформлена в соответствии с требованиями ст. ст. 185 — 187 ГК. Будучи письменным документом, она в большинстве случаев не предполагает (хотя и не исключает) дополнительного оформления отношений поручения специальным документом (договором), подписанным обеими сторонами. В отдельных случаях полномочия поверенного могут явствовать из обстановки, в которой он действует (абз. 2 п. 1 ст. 182 ГК), а в коммерческом представительстве — вытекать из письменного договора (абз. 1 п. 3 ст. 184 ГК). В этих случаях доверенность на совершение юридических действий от имени доверителя не требуется.

 

Договор поручения может быть заключен как на определенный срок, так и без указания срока (п. 2 ст. 971 ГК). Но полномочия поверенного обычно закрепляются в доверенности, срок действия которой ограничен законом (п. 1 ст. 186 ГК). Поэтому договор поручения, заключенный без указания срока или на срок, превышающий срок действия выданной в его исполнение доверенности, должен быть оформлен в виде письменного документа. Вместе с тем нет препятствий к оформлению такого договора и несколькими последовательно выдаваемыми доверенностями. При этом фидуциарный характер отношений сторон исключает предъявление «требования» о выдаче доверенности или спор об объеме закрепленных в ней полномочий. Следует также учитывать, что полномочия коммерческого представителя могут фиксироваться не в доверенности, а в письменном договоре, срок действия которого не ограничен правилом п. 2 ст. 971 ГК.

 

В обязанности поверенного входит личное исполнение данного ему поручения, поскольку именно его доверитель уполномочил на совершение юридических действий (сделок) от своего имени. Передоверие допустимо лишь в случаях и на условиях, прямо предусмотренных ст. 187 ГК (п. 1 ст. 976 ГК), т.е. либо при наличии специального на то полномочия, прямо зафиксированного в доверенности, либо если оно вызвано силою обстоятельств для охраны интересов доверителя (например, необходимостью совершения в его интересах неотложных действий в случае внезапной тяжелой болезни представителя). При этом поверенный отвечает за сделанный им выбор заместителя (включая возмещение убытков, причиненных обнаружившейся неудачностью такого выбора), а доверитель вправе отвести последнего (если только он сам не указал в договоре или в доверенности потенциального заместителя, лишив поверенного возможности выбора).

 

Поверенный обязан действовать в строгом соответствии с указаниями доверителя и вправе отступить от них, только если это необходимо в интересах самого доверителя, а получить от него новые указания в разумный срок не представляется возможным (п. 2 ст. 973 ГК). Но и в этом случае доверитель при первой же возможности должен быть уведомлен о допущенном отступлении от данных им указаний. Коммерческий представитель может получить от своего доверителя право отступать от его указаний без предварительного уведомления (в силу быстро меняющейся конъюнктуры рынка), однако и он по общему правилу тоже обязан информировать своего доверителя о допущенных отступлениях (п. 3 ст. 973 ГК).

 
По требованию доверителя поверенный также обязан:

  • сообщать ему все сведения о ходе исполнения поручения;
  • без промедления передавать все полученное по сделкам, совершенным во исполнение поручения;
  • представить отчет с приложением оправдательных документов, если это требуется условиями договора или характером поручения (ст. 974 ГК), например при совершении биржевым маклером (брокером) сделок на соответствующей бирже по поручению своего клиента.

 

Со своей стороны, доверитель обязан прежде всего уполномочить поверенного на совершение определенных юридических действий от своего имени, выдав ему для этих целей доверенность. При этом доверитель может конкретизировать поручение с помощью дополнительных указаний, касающихся, например, способов или порядка совершения юридических действий, определения круга возможных контрагентов по сделкам, предельных цен и т.п. Необходимо лишь, чтобы такие указания были правомерными, осуществимыми и конкретными (п. 1 ст. 973 ГК), иначе они не будут связывать поверенного. Так, можно возложить на поверенного обязанность приобрести в собственность доверителя какую-либо вещь по цене, не превышающей известной суммы, но нельзя требовать от него приобретения такой вещи у лица, неправомерно завладевшего ею и потому иногда готового продать ее за незначительную цену.

 

Доверитель обязан также возмещать поверенному понесенные издержки и обеспечивать его средствами, необходимыми для исполнения поручения (п. 2 ст. 975 ГК). После исполнения поручения доверитель обязан без промедления принять от поверенного все исполненное им в соответствии с договором, а если договор был возмездным, то и уплатить вознаграждение (п. 3 и п. 4 ст. 975 ГК). При этом коммерческому представителю предоставляется право удерживать у себя вещи, подлежащие передаче доверителю, до выполнения последним обязанностей по компенсации понесенных таким поверенным издержек и выплате ему обусловленного вознаграждения (п. 3 ст. 972, ст. 359 ГК).

 

4. Прекращение договора поручения

 

Поскольку доверитель лишен возможности постоянно контролировать действия своего поверенного, но автоматически становится стороной заключенных им сделок, принимая на себя не только вытекающие из них права, но и обязанности, во взаимоотношениях участников договора поручения необходима высокая степень доверия. Утрата доверия к своему контрагенту любым из участников договора должна влечь его прекращение. Поэтому отношения сторон договора поручения носят лично-доверительный (фидуциарный) характер, наиболее отчетливо проявляющийся в возможности одностороннего безмотивного отказа от его исполнения (п. 2 ст. 977 ГК).

 

В изъятие из общих правил гражданского права договор поручения может быть прекращен в любой момент как отменой поручения доверителем, так и отказом поверенного от его исполнения, причем не только без сообщения мотивов, но и без возмещения причиненных этим убытков (п. 2 и п. 3 ст. 978 ГК). Право на возмещение убытков, вызванных односторонним прекращением договора, получает только доверитель, лишенный таким отказом возможности иным образом обеспечить свои интересы, т.е. поставленный тем самым в особо затруднительное положение. При этом стороны лишены возможности исключить право на односторонний отказ от договора своим соглашением, поскольку законом оно заранее объявлено ничтожным (п. 2 ст. 977 ГК).

 

В отношениях коммерческого представительства, для которых (как для разновидности предпринимательства) фидуциарность не является определяющей чертой, правила об одностороннем отказе от договора ужесточены. Во-первых, такой отказ допускается при условии предварительного уведомления об этом контрагента не менее чем за 30 дней. Только при реорганизации юридического лица, являющегося коммерческим представителем, его контрагент-доверитель вправе отменить свое поручение без предварительного уведомления (поскольку закон в этом случае особо охраняет интересы кредиторов реорганизуемой организации). Во-вторых, односторонний отказ от исполнения договора любого участника коммерческого представительства становится основанием для требования о полном возмещении убытков, причиненных контрагенту (п. 2 и п. 3 ст. 978 ГК). Эти правила применимы, в частности, при одностороннем расторжении договора морского посредничества, являющегося разновидностью коммерческого представительства (см.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга четвертая. С. 796).

 

Однако независимо от того, какая из сторон стала инициатором расторжения договора (и независимо от причины ее действий), доверитель в любом случае обязан возместить поверенному фактически понесенные издержки, а при возмездном характере взаимоотношений — уплатить соответствующую часть вознаграждения (п. 1 ст. 978 ГК). Со своей стороны, поверенный при расторжении договора обязан передать доверителю фактически полученные результаты своей деятельности.

 

Лично-доверительный характер взаимоотношений сторон данного договора исключает возможность правопреемства по их обязательствам, даже если наследник или опекун (попечитель) гражданина, участвующего в договоре, либо правопреемник юридического лица — контрагента выразят желание продолжить отношения поручения. В этом случае необходимо будет заключить новый договор между участниками.

 

Поэтому договор поручения прекращается не только отказом одной из сторон от его исполнения, но и ее смертью, признанием ее недееспособной, ограниченно дееспособной или безвестно отсутствующей (если речь идет о гражданине) либо реорганизацией или ликвидацией юридического лица — контрагента. Кроме того, он прекращается в случае объявления одной из сторон банкротом, что очевидно не только для случаев возмездного (как коммерческого, так и общегражданского) представительства, но и в безвозмездных отношениях поручения. Ведь гражданин или юридическое лицо, объявленные банкротами, по сути, ограничиваются в своей дееспособности.

 

На наследниках гражданина-поверенного или ликвидаторе юридического лица, бывшего поверенным, лежит обязанность известить доверителя о смерти гражданина или ликвидации юридического лица, а также сохранить, а затем и передать доверителю его имущество, находившееся у поверенного (ст. 979 ГК).

 

 

НАВЕРХ СТРАНИЦЫ

 
Рейтинг@Mail.ru