ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО

ТЕСТЫ

§ 2. Участники транспортных обязательств

 

1. Правовое положение перевозчика

 

В качестве перевозчика на морском транспорте выступает, как правило, судовладелец — лицо, эксплуатирующее судно от своего имени, независимо от того, является ли оно собственником судна или использует его на ином законном основании (ст. 8 КТМ). В этом смысле судовладельцем признается и фрахтователь (арендатор), эксплуатирующий судно на основе договоров тайм-чартера или бербоут-чартера, который от своего имени (в качестве перевозчика) заключает договоры морской перевозки с отправителями грузов. Судовладельцами, а стало быть, перевозчиками по договорам морской перевозки, могут являться государственные и муниципальные унитарные предприятия, которым морские суда принадлежат на праве хозяйственного ведения, а также учреждения, обладающие морскими судами на праве оперативного управления. Разумеется, в роли судовладельца, эксплуатирующего судно, может выступать и его собственник, который вправе распоряжаться им (ст. 13 КТМ). Однако при передаче судна во владение и пользование другому лицу, например доверительному управляющему (ст. 14 КТМ), собственник утрачивает статус судовладельца и исключает себя из правоотношений по перевозкам грузов.

 

В ряде случаев участниками правоотношений, связанных с перевозкой грузов, являются коммерческие организации, находящиеся в морских портах и осуществляющие операции с грузами. Они обязаны заключать договоры по оказанию услуг, в том числе в области комплексного обслуживания соответствующих судов, в отношении каждого, кто к ним обратится (публичный договор).

 

По договору воздушной перевозки перевозчиком признается так называемый эксплуатант, имеющий лицензию на осуществление воздушной перевозки пассажиров, багажа, грузов или почты (ст. 100 ВК). Эксплуатантом является гражданин или юридическое лицо, имеющие воздушное судно на праве собственности, на условиях аренды или на ином законном основании, использующие его для полетов и имеющие сертификат (свидетельство) эксплуатанта (п. 3 ст. 61 ВК), т.е. лицо, владеющее воздушным судном на законном основании (которое следовало бы назвать владельцем воздушного судна, или судовладельцем). Наряду с этим для обозначения участника воздушных перевозок ВК использует понятие «авиационное предприятие», под которым понимается юридическое лицо, имеющее основными целями своей деятельности осуществление за плату воздушных перевозок пассажиров, багажа, грузов, почты или выполнение авиационных работ при наличии полученной в установленном порядке лицензии (п. 1 ст. 61, ст. 62 ВК). Понимание предприятия в значении юридического лица, охватывающего все другие организационно-правовые формы, противоречит действующему гражданскому законодательству.

 

На железнодорожном транспорте до недавнего времени в качестве перевозчика по договорам перевозки грузов и пассажиров выступала железная дорога как федеральное унитарное предприятие. В ходе реформы железнодорожного транспорта было образовано акционерное общество «Российские железные дороги» (АО РЖД), а железные дороги лишились статуса юридических лиц и были преобразованы в структурные подразделения АО РЖД. Теперь под перевозчиком здесь понимается всякое юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, принявшие на себя по договору перевозки железнодорожным транспортом общего пользования обязанность доставить пассажира, вверенный им отправителем груз, багаж или грузобагаж управомоченному на его получение лицу (получателю).

 
В соответствии со ст. 12 Закона о железнодорожном транспорте перевозчик обязан:

  • иметь лицензию на осуществление перевозок пассажиров, грузов, багажа или грузобагажа;
  • владеть железнодорожным подвижным составом для осуществления перевозок на праве собственности или ином праве;
  • иметь квалифицированных работников;
  • заключить договоры об оказании услуг локомотивной тяги (если он не имеет локомотива) и об оказании услуг по использованию инфраструктуры (организации вагонопотоков, регулировании обращения вагонов и локомотивов, установлении порядка технического обслуживания и эксплуатации железнодорожного подвижного состава).

 

Признание перевозчиком организации (предпринимателя), не имеющей локомотивов и вынужденной заключать с их собственниками договоры об оказании услуг локомотивной тяги, не может не вызвать удивления. Очевидно, законодатель допускает, что перевозчик на самом деле берет на себя обязательство не по доставке пассажира, багажа или груза в пункт назначения, а по организации их доставки. Но в таком случае обязательство перевозки подменяется обязательством транспортной экспедиции (п. 1 ст. 801 ГК). Само же обязательство из так называемого договора оказания услуг локомотивной тяги состоит не в том, чтобы передвигать подвижной состав, принадлежащий перевозчику, а в том, чтобы доставить пассажира или груз в пункт назначения, что составляет предмет обязательства перевозчика из договора перевозки, а не обязательств из договора о возмездном оказании услуг.

 

На железнодорожном транспорте теперь появились и новые участники перевозочного процесса с довольно невнятным правовым статусом, например оператор железнодорожного подвижного состава, которым признается юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, имеющий вагоны или контейнеры на праве собственности или ином праве и участвующий на основе договора с перевозчиком в осуществлении перевозочного процесса с использованием указанных вагонов и контейнеров. Особая роль в перевозочном процессе отведена владельцу инфраструктуры, которым считается юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, имеющие инфраструктуру на праве собственности или ином праве и оказывающие услуги по ее использованию на основании лицензии и договора. Он обязан заключать со всеми владельцами сопредельных инфраструктур соответствующие соглашения по организации диспетчерского управления перевозочным процессом, установлению порядка технического обслуживания и эксплуатации железнодорожного подвижного состава, объектов энергетики и других объектов, а также устанавливающие ответственность перед перевозчиками по обязательствам, вытекающим из перевозок в прямом железнодорожном сообщении.

 

2. Правовое положение грузоотправителя и грузополучателя

 
Грузоотправитель непосредственно заключает договор перевозки с перевозчиком и является его стороной.
 

В качестве грузоотправителя по договору перевозки груза может выступать любое физическое или юридическое лицо, хотя чаще всего в этой роли оказываются коммерческие организации, осуществляющие отправку грузов (в основном производимых ими товаров) для исполнения своих договорных обязательств, связанных с продажей (поставкой) товаров и выполнением других договоров. Как правило, грузоотправитель является собственником отправляемых грузов (грузовладельцем) либо лицом, наделенным собственником соответствующими полномочиями по отправке груза.

 

В отличие от грузоотправителя грузополучатель не принимает участия в заключении договора перевозки и, следовательно, не может считаться стороной этого договора. В то же время законодательство наделяет грузополучателя определенными правами, связанными с перевозкой груза, и, более того, возлагает на грузополучателя ряд обязанностей, вытекающих из перевозки груза.

 

Данное обстоятельство породило различные взгляды на правовое положение грузополучателя еще в дореволюционной и советской юридической литературе; вопрос остается дискуссионным и в настоящее время. Высказанные по этому вопросу мнения сводятся к следующим основным позициям:

1) договор перевозки грузов квалифицируется как договор в пользу третьего лица;

2) договор перевозки грузов относят к категории договоров о вручении исполнения третьему лицу;

3) грузоотправитель и грузополучатель признаются одной стороной в договоре перевозки грузов;

4) перевозка грузов определяется как договор особого рода, в котором грузополучатель является самостоятельным субъектом, а не третьим лицом или единой с грузоотправителем стороной;

5) договор перевозки признается трехсторонним договором, в котором все участники договора обладают как правами, так и соответствующими обязанностями.

 

В современной юридической литературе господствующей является позиция, объясняющая правовое положение получателя тем, что он является третьим лицом, в пользу которого заключается договор перевозки (ст. 430 ГК), поскольку перевозчик обязан выдать принятый к перевозке и доставленный в пункт назначения груз именно грузополучателю (управомоченному им лицу) и только последний вправе требовать от перевозчика выполнения этой обязанности. Более того, после обращения получателя к перевозчику с требованием о выдаче груза перевозчик должен выполнить свою обязанность, а грузоотправитель не вправе переадресовать груз либо изменить (в том числе по согласованию с перевозчиком) какие-либо условия договора перевозки груза, что соответствует общему правилу п. 2 ст. 430 ГК.

 

Кроме того, перевозчик вправе не выдавать получателю груз до момента полной оплаты причитающихся ему провозных платежей (в том числе и тех, которые не были уплачены грузоотправителем), а также выдвигать возражения против требований грузополучателя в связи с несохранностью груза (в том числе относительно вины грузоотправителя в неправильной погрузке, упаковке и креплении груза), что также соответствует общему правилу п. 3 ст. 430 ГК. Наконец, невостребованными получателями грузами вправе распоряжаться их грузоотправители, что также соответствует общему правилу п. 4 ст. 430 ГК. Таким образом, все без исключения положения ГК, регулирующие договор в пользу третьего лица, относятся к договору перевозки груза.

 

Единственным аргументом, препятствующим такой квалификации договора перевозки груза, является довод о том, что договором в пользу третьего лица на это последнее не могут быть возложены какие-либо обязанности, что имеет место применительно к грузополучателю. Но при этом не учитывается, что указанные обязанности возлагаются на грузополучателя не договором перевозки, а императивными нормами закона. Оценивая же утверждение о том, что грузополучатель во всех случаях обязан принять прибывший в его адрес груз, включая и незаказанную им продукцию, поскольку это предусмотрено транспортными уставами и кодексами, следует иметь в виду, что соответствующие правила транспортного законодательства представляют собой «рецидив планово-командной экономики». У перевозчика нет и не может быть никаких правовых средств, с помощью которых он мог бы заставить грузополучателя без его согласия принять незаказанный груз, т.к. согласно п. 3 ст. 308 ГК обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем.

 

3. Правовое положение иных транспортных организаций, участвующих в исполнении транспортных обязательств

 

Еще один дискуссионный вопрос, унаследованный современной российской цивилистикой от советского гражданского права, — это вопрос о правовом положении транспортных организаций, не участвовавших в заключении договора перевозки грузов или пассажиров, но являющихся участниками их транспортировки, а также вступающих в определенные правоотношения с грузополучателями и получателями багажа по поводу выдачи грузов и багажа, прибывших в пункт назначения. Подобные ситуации возникают во всех случаях, когда грузы перевозятся в прямом и прямом смешанном сообщении.

 

В юридической литературе были высказаны две основные точки зрения на правовое положение таких транспортных организаций. Согласно первой из них все перевозчики, участвующие в транспортировке груза в процессе прямой или прямой смешанной перевозки, представляют собой единого перевозчика, который и является стороной договора перевозки. Сторонники другой точки зрения подчеркивали, что у промежуточных перевозчиков в отличие от первого перевозчика, имеющего договор с грузоотправителем, и последнего перевозчика, вступающего в правоотношения с грузополучателем, отсутствуют какие-либо права и обязанности в отношении как грузоотправителя, так и грузополучателя. Поэтому промежуточные перевозчики, не будучи стороной договора перевозки, заключаемого с грузоотправителем, выполняют свою часть обязательств по перевозке, возложенных в соответствии с договором перевозки на перевозчика, принявшего груз к перевозке.

 

Наибольшую поддержку в настоящее время находит концепция «единого перевозчика», согласно которой первый перевозчик выступает от имени всех последующих перевозчиков, по сути, на началах представительства. Однако такой подход не основан на законодательстве и расходится с общепринятыми представлениями об институте представительства. В действительности взаимоотношения, складывающиеся между транспортными организациями при перевозках грузов в прямом смешанном сообщении, а также порядок организации таких перевозок определяются заключаемыми на основании ст. 788 ГК соглашениями между организациями соответствующих видов транспорта, участники которых не приобретают никаких прав и обязанностей в отношении грузоотправителей и грузополучателей.

 

Сами же транспортные организации, принимающие участие в транспортировке грузов или пассажиров, перевозимых в прямом или прямом смешанном сообщении, выступают в роли третьих лиц, на которых должником (первым перевозчиком) возлагается исполнение обязательства, вытекающего из заключенного им договора перевозки (ст. 313 ГК). Этим объясняется и специфика ответственности транспортных организаций за ненадлежащее исполнение условий договора перевозки. Ведь согласно ст. 403 ГК ответственность за нарушение обязательства законом может быть возложена на являющееся непосредственным исполнителем третье лицо, что и сделано транспортным законодательством.

 

 

НАВЕРХ СТРАНИЦЫ

 
Рейтинг@Mail.ru