ПОПРОБУЙ
ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО
ТЕСТЫ

Договорное право

 
PoniyatieDogovora
 

Тема 1. Понятие договора

 

Многопонятийное представление о договоре. Договор и закон. Толкование договора. Значение договора.

 

В современном гражданском праве сложилось многопонятийное представление о договоре.

 

Согласно ст.   420 Гражданского кодекса РФ (далее ГК) договор представляет собой соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Заключение договора ведет к установлению юридической связи между участниками. В этой связи договор представляет собой определенное правоотношение, которое возникает  вследствие его заключения. Именно в договорном правоотношении реализуются субъективные права и обязанности сторон договора. В этой связи, говоря о договорных правоотношениях, подразумеваются договорные обязательства, в силу которых одно лицо обязано совершить в пользу другого лица определенное действие, а именно: передать имущество, выполнить работу или предоставить услугу, уплатить деньги и т.д. На данные правоотношения распространяются общие положения об обязательствах (п. 3 ст. 420 ГК).

 

Договор определяет правовой режим действий лиц в рамках возникшей между ними связи и создает права и обязанности для участвующих в нем в качестве сторон лиц. Однако в случаях, предусмотренных законом, иными правовыми актами или  соглашением сторон, договор может создавать для третьих лиц права в отношении одной или обеих сторон обязательства (ст. 307, 308 ГК).

 

Договор является сделкой — юридическим фактом, основанием возникновения обязательственных правоотношений (п. 2 ст. 307 ГК). В этой связи, любая  двух-  или многосторонняя сделка признается договором (п. 1 ст. 154 ГК), поэтому к самим договорам применяются  правовые нормы, регулирующие сделки (п. 2 ст. 420 ГК).

 

Также договор традиционно рассматривается как документ, определяющий права и обязанности сторон. Данное понимание договора довольно условно, так как соглашение может существовать и в устной форме.

 

В то же время следует отметить, что современное гражданское право признает, что на основании договора  возникают помимо обязательственных, и вещные — абсолютные правоотношения. Любая передача вещи в собственность может рассматриваться как самостоятельная распорядительная сделка (вещный договор). Договоры о передаче вещи в собственность влекут возникновение вещных (абсолютных) правоотношений.

 

В качестве альтернативы понимания договора как соглашения сторон, существует теория понимания договора как обещания, в котором  на первый план выступает факт расчета (reliance) стороны на сделанное другой стороной заявление или обещания (promise). Основанием договора, согласно данной теории, является сделанное стороной обещание.  Данная теория обосновывает существование так называемых оферт, не требующих акцепта. Такая оферта считается достаточным основанием для признания договора заключенным в тех  случаях, когда у одной стороны (оферента) имеются обязанности, а на другой (акцептанте) только права.

 

Современное российское законодательство фактически не признает самостоятельное значение преддоговорной стадии договорного процесса. В частности, соглашения о намерениях, соглашения о ведении переговорного процесса, по общему правилу, в отличие от предварительного договора не влекут возникновения прав и обязанностей сторон. Вместе с тем значение преддоговорной стадии возрастает. В частности, данный вывод подтверждается развитием института преддоговорной ответственности. Во многих правовых системах развитие права происходит в направлении возложения на стороны преддоговорного процесса общей обязанности добросовестного поведения, нарушение которой может привести  к возложению на недобросовестную сторону преддоговорной ответственности, заключающейся в обязанности возмещения убытков, причиненных добросовестной стороне.

 

Примером преддоговорной ответственности в действующем гражданском законодательстве является ст. 507 ГК. Согласно п. 2 названной статьи сторона, получившая предложение по соответствующим  условиям договора,  но не принявшая  мер по согласованию условий договора поставки и не уведомившая другую сторону об отказе от заключения договора в предусмотренный законом срок, обязана возместить убытки, вызванные уклонением от согласования условий договора.

 

Проблема недействительности договоров заключается, прежде всего, в том, что согласно действующему гражданскому законодательству можно по формальным признакам признать недействительным даже фактически исполненный договор, чем на практике часто пользуются недобросовестные участники договорных отношений.

 

Гражданское законодательство классифицирует недействительные сделки на оспоримые и ничтожные (ст. 166 ГК). Согласно ст. 166 ГК оспоримая сделка — это сделка, которая признана недействительной в судебном порядке по требованию лиц, указанных ГК; ничтожной является сделка, недействительная независимо от ее судебного признания в качестве таковой.

 

Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом, а также судом по собственной инициативе. В отличие от этого, признать недействительным оспоримый договор может только суд при наличии указанных в законе оснований.  И только после такого признания к данному договору могут быть применены последствия его недействительности.

 

Следует отметить, что ничтожность заключенного договора не обязывает к судебному признанию, но и не является препятствием для сторон обратиться в суд с требованием о признании договора ничтожным и применении соответствующих последствий.

 

Общим последствием признания сделки недействительной является согласно ст. 167 ГК двусторонняя реституция, которая заключается в том, что каждая из сторон обязана возвратить другой стороне все полученное по сделке, а при невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах. Представляет интерес соотношение двусторонней реституции с требованием о виндикации (истребования собственником вещи из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК)). В частности, при приобретении товара у лица, не имевшего права его отчуждать.

 

Отличия реституции и виндикации заключаются, прежде всего, в основаниях возникновения данных требований. Реституция — это следствие признания договора недействительным и, таким образом, она возникает в рамках относительных правоотношений. Что касается виндикации, то данное требование возникает в рамках абсолютных  правоотношений, в частности, правоотношений собственности.

 

При реализации реституционного требования имущество, согласно ст. 167 ГК, переходит к стороне, заключившей недействительный договор, а это не всегда собственник имущества. Согласно ст. 301 ГК при виндикации вещь возвращается ее собственнику.

 

Согласно ст. 431 ГК при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

 

Таким образом, преимущество при толковании договора отдается буквальному анализу содержащихся в договоре выражений, т.е. теории «волеизъявления». Данная теория при толковании договора предпочтение отдает именно буквальному выражению намерений сторон, а не их внутренней воле.

 

В отличие от этого, согласно ст. 4.1. Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА 2004 г. договор должен толковаться в соответствии с общим намерением сторон. Таким образом, договорному условию может быть придано значение, которое будет отличаться от его буквального смысла в языке, в котором оно используется. Принципы УНИДРУА при толковании договоров предпочтение отдают  общим намерениям сторон, их внутренней воле. В принципах УНИДРУА получила выражение теория «воли», согласно которой при толковании договоров преимущество отдается внутренней воле сторон. Согласно ст. 4.6. Принципов УНИДРУА если условия договора, выдвинутые одной стороной, являются неясными, то предпочтение отдается толкованию, которое противоположно интересам этой стороны (правило “contra proferentem”). То есть в случаях неясности разработанных одной из сторон условий договора она будет нести риск неясности избранной формулировки.

 

Стандартными условиями являются положения, подготовленные одной стороной предварительно для общего и неоднократного использования и применяемые фактически без переговоров с другой стороной.

 

Действующее российское гражданское законодательство не предусматривает особого подхода к толкованию стандартных условий. В этой связи, следует учитывать положения п. 2 ст. 8 Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г., согласно которому заявление и поведение стороны толкуются в соответствии с тем пониманием, которое имело бы разумное лицо, действующее в том же качестве, что и другая сторона при аналогичных обстоятельствах. При определении  намерения стороны или понимания, которое имело бы разумное лицо, необходимо учитывать все соответствующие обстоятельства, включая переговоры, любую практику, которую стороны установили в своих взаимных отношениях, обычаи и любое последующее поведение сторон.

 

Значение гражданско-правового договора выделяется следующим образом:

— договор – уникальное средство обеспечения порядка и стабильности в экономическом обороте (возможность заключения договора создает уверенность у субъектов гражданского правоотношения в том, что их интересы могут быть осуществлены, реализованы, а возникшие изменения могут быть учтены при его исполнении);

— договор – это форма соблюдения интересов субъектов гражданских правоотношений и основная форма осуществления предпринимательской деятельности;

— изучение договорной практики позволяет оперативно выявить тенденции и своевременно реагировать на возникшие потребности в тех или иных товарах и услугах с целью их успешного удовлетворения.

 

Назначение договора состоит в том, что он служит самостоятельным основанием возникновения обязательства.

 

Всякий раз, когда стороны заключают договор, они должны согласовать его условия, которые определяют права и обязанности контрагентов. Однако, наряду с этим, в силу заключенного ими договора они оказываются связанными также правами и обязанностями, которые предусмотрены в законе. В частности, имеются в виду такие права и обязанности, которые предусмотрены нормами, включенными в общую часть ГК, в общую часть обязательственного права, в главы, посвященные соответствующему договору.

 

Принципы договорного права. Свобода договора.

 

Среди принципов договорного права выделяются:

  • принцип свободы договора;
  • принцип защиты слабой стороны;
  • принцип сотрудничества сторон договорного правоотношения;
  • принцип разумности участников правоотношений.

 

Согласно ст. 421 ГК граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора, по общему правилу, не допускается.

 

Для того, чтобы общая воля сторон договора могла быть сформирована и закреплена в договоре, он должен быть свободен от какого-либо внешнего воздействия, поэтому ст. 421 ГК закреплен ряд правил, обеспечивающих свободу договора.

 

Свобода договоров вместе с равенством участников гражданских отношений и рядом иных принципов относится ст. 1 ГК к числу основных начал гражданского законодательства.

 

Смысл свободы договоров в современном гражданском обороте, как предусмотрено в ст. 421 ГК, находит троякое проявление.

 

Во-первых, в признании граждан и юридических лиц свободными в заключении договора. При этом понуждение к заключению договора не допускается за исключением случаев, когда обязанность заключать договор предусмотрена законом или добровольно принятым обязательством.

 

Во-вторых, в предоставлении сторонам возможности заключать любой договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Таким образом, стороны могут в необходимых случаях самостоятельно создавать любые модели договоров, не противоречащие действующему законодательству.

 

В-третьих, в свободе сторон определять условия заключаемого ими договора, в том числе и построенного по указанной в законодательстве модели. Единственное требование к сторонам состоит и в этом случае в том, чтобы избранное таким образом условие не противоречило закону или иным правовым актам. В частности, усмотрение сторон не может иметь место, если содержание условия предписано законом или иными правовыми актами.

 

Все три проявления свободы договора в совокупности необходимы участникам оборота для того, чтобы реализовать свою имущественную самостоятельность и экономическую независимость, конкурировать на равных с другими участниками рынка товаров, работ и услуг.

 

При всем значении свободы договоров она имеет свои пределы. В интересах остальных членов общества и государства в целом, устанавливаются различного рода ограничения, закрепленные в самой общей форме в нормах договорного права — ст. 421 ГК («Свобода договоров»), ст. 426 ГК («Публичный договор») и ст. 428 ГК («Договор присоединения»).

 

Публичный договор определяется ст. 426 ГК как договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится (розничная торговля, услуги связи, энергоснабжения и проч.).

 

Характерные черты, которыми должен обладать конкретный гражданско-правовой договор для того, чтобы он мог быть отнесен к разряду публичных, следующие:

1. В качестве одного из субъектов такого договора должна выступать коммерческая организация: унитарное государственное или муниципальное предприятие, хозяйственное общество или товарищество и т.д. Что касается контрагента такой организации, то в этой роли может оказаться любое физическое или юридическое лицо, которое в данной договорной связи является, как правило, потребителем товаров, работ, услуг, соответственно производимых или осуществляемых коммерческой организацией.

 

2.  Далеко не все коммерческие организации могут быть признаны потенциальными субъектами публичного договора. Важное значение имеет характер деятельности такой организации. Среди многих различных видов предпринимательской деятельности выделяются такие, которые должны осуществляться коммерческими организациями в отношении всех и каждого, кто к ней обращается. Хорошим ориентиром в определении таких видов деятельности является примерный перечень, содержащийся в ст. 426 ГК. Действительно, все эти совершенно разнородные виды деятельности, опосредуемые различными гражданско-правовыми договорами, объединяет одна черта: коммерческие организации должны вступать в договорные отношения с любыми физическими и юридическими лицами, к ней обратившимися.

 

3. Предметом договора, определяемого как публичный, должны выступать обязанности по продаже товаров, выполнению работ, оказанию услуг, по сути своей составляющие содержание именно той деятельности, которая по своему характеру должна осуществляться коммерческой организацией в отношении каждого, кто к ней обратился.

 

Основной вопрос в определении гражданско-правового договора как публичного заключается в выяснении правовых последствий такой квалификации.

 

Из анализа текста ст. 426 ГК, а также иных норм материального и процессуального законодательства можно сделать вывод о наличии 4 видов последствий для коммерческой организации, являющейся субъектом публичного договора.

 

К их числу относятся:

1. Для такой коммерческой организации исключается действие принципа свободы договора: она не вправе по своему усмотрению ни выбирать партнера, ни решать вопрос о заключении договора.

 

Отказ коммерческой организации от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить для него соответствующие работы не допускается. В противном случае поведение коммерческой организации будет рассматриваться как необоснованное уклонение от заключения договора со всем комплексом вытекающих из этого факта негативных последствий.

 

При разрешении споров по искам потребителей о понуждении коммерческой организации к заключению публичного договора суды общей юрисдикции и арбитражные суды исходят из того, что бремя доказывания отсутствия возможности передать потребителю товары, выполнить соответствующие работы, предоставить услуги возложено на коммерческую организацию.

 

Кроме того, разногласия по отдельным условиям публичного договора могут быть переданы потребителем на рассмотрение суда независимо от согласия на это коммерческой организации, что подтверждено Постановлением Пленума ВС РФ № 6 и Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК».

 

2. Коммерческая организация, являющаяся субъектом публичного договора, не вправе оказывать предпочтение кому-либо из обратившихся к ней в отношении заключения договора потребителей. Исключения из этого правила могут быть предусмотрены лишь законами и иными правовыми актами (сегодня такого рода исключения имеются в отношении ветеранов войны, инвалидов и некоторых др. категорий потребителей).

 

3. Условия публичного договора (в том числе о цене на  товары, работы, услуги) должны устанавливаться одинаковыми для потребителей, кроме тех случаев, когда законом или иным правовым актом  допускается предоставление льгот для отдельных категорий потребителей.

 

4. В отличие от обычных гражданско-правовых договоров, споры по условиям которых могут быть переданы сторонами на рассмотрение суда лишь при наличии согласия обеих сторон, споры, связанные с заключением публичных договоров, а также разногласия сторон по отдельным условиям таких договоров должны разрешаться в судебном порядке независимо от того, имеется ли согласие на то обеих сторон.

 

В случае необоснованного уклонения коммерческой организации от заключения публичного договора такой договор может быть заключен в принудительном порядке по решению суда. Более того, потребитель вправе требовать и взыскания убытков, вызванных уклонением от заключения договора.

 

Так же как и публичный договор, отдельным типом гражданско-правового договора является договор присоединения.  Это понятие объединяет в единый тип те договоры, которые были заключены путем присоединения одной из сторон к условиям договора, определенным другой стороной в формулярах или иных стандартных формах.

 

Критерием выделения из всех гражданско-правовых договоров присоединения является не существо возникших из него обязательств и не характер деятельности одной из сторон, а способ заключения договора. Следовательно, характерные черты такого договора определяются в преобладающей степени юридическими техническими факторами и могут быть обнаружены в области техники договорной работы.

 

Две характерные особенности присущи всякому договору, который может быть квалифицирован как договор присоединения:

 

1. Условия договора присоединения должны быть определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах. Следует иметь в виду, что к числу таких стандартных форм и формуляров не могут быть отнесены растиражированные образцы текстов договоров, которые используются многими организациями. В этих случаях вторая сторона вправе заявить о разногласиях по отдельным пунктам или по всему тексту договора в целом и в конечном итоге условия договора будут определяться в обычном порядке, то есть по соглашению сторон.

 

2. Условия договора, определенные в соответствующем формуляре или содержащиеся в стандартной форме, могут быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к этим условиям.

 

Это требование исключает возможность для сторон в договоре присоединения формулировать условия, отличные от выраженных в стандартной форме или формуляре, по их соглашению, а для присоединившейся стороны – также и саму возможность заявлять при заключении договора о разногласиях по его отдельным условиям.

 

Таким образом, дело стороны, присоединяющейся к предложенному договору, — присоединиться к договору в целом (или не присоединяться к нему). Это ограничивает ее права, но значительно облегчает процесс заключения и оформления договорных отношений.

 

Юридические последствия определения договора как договора присоединения заключается в наделении присоединившейся стороны правом требовать расторжения или изменения договора по особым основаниям, которые не признаются таковыми в отношении иных гражданско-правовых договоров (ст. 450 ГК).

 

Особые основания расторжения или изменения договора присоединения по требованию присоединившееся стороны заключается в том, что присоединившаяся сторона вправе потребовать изменения или расторжения договора, если договор лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она, исходя из своих разумно понимаемых интересов, не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора. Это обеспечивает дополнительную защиту прав присоединившейся стороны, которая была лишена возможности участвовать в определении условий договора.

 

Заслуживают внимания содержащиеся в ГК нормы о предварительном договоре (ст. 429 ГК).  Форма предварительного договора должна соответствовать требованиям, предъявляемым к основному договору. Если же такие требования законами или иными правовыми актами не установлены, предварительный договор подлежит заключению в простой письменной форме. Несоблюдение формы предварительного договора влечет его недействительность, причем такой предварительный договор рассматривается как ничтожная сделка. Это означает, что при несоблюдении правил о форме договора каждая из сторон, а также любое заинтересованное лицо вправе предъявить требование о последствиях ничтожной сделки. Такие последствия могут быть применены судом и по его инициативе (ст. 166 ГК).

 

Таким образом, требования, предъявляемые к форме предварительного договора, и последствия их несоблюдения являются более жесткими, чем общие требования к форме сделок (ст. 166 ГК).

 

Содержание предварительного договора представляет собой обязательства сторон по заключению в будущем соответствующего договора о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основного договора). Основной договор должен быть заключен на условиях, предусмотренных предварительным договором.

 

Существенные условия предварительного договора могут быть разделены на два вида:

1) условия, имеющие отношение непосредственно к предварительному договору;

2) условия, позволяющие установить предмет и иные существенные условия основного договора.

 

Срок заключения сторонами основного договора должен быть указан в предварительном договоре. Однако если такой срок не определен сторонами, будет действовать презумпция, согласно которой основной договор подлежит заключению в течение одного года с момента заключения предварительного договора.

 

Во всех случаях срок заключения основного договора остается существенным условием предварительного договора: либо этот срок устанавливается сторонами, либо он признается равным одному году с момента заключения предварительного договора.

 

Юридические последствия истечения срока, предусмотренного предварительным договором для заключения основного договора (а при его отсутствии – срока в один год), состоят в том, что если основной договор в течение этого срока не будет заключен или хотя бы одна из сторон не направит другой стороне оферту, обязательства, возникшие из предварительного договора, считаются прекращенными.

 

Необоснованное уклонение одной из сторон, заключившей предварительный договор, от заключения основного договора может повлечь для нее по требованию другой стороны решение суда о понуждении заключить договор. Сторона, необоснованно уклоняющаяся от заключения договора, должна также возместить другой стороне причиненные этим убытки (ст. 445 ГК).

 

Указанные ограничения связаны с основным проявлением свободы договора – свободы его заключения.

 

Содержание договора должно соответствовать закону. Это связано, в частности, с тем, что действие, которое предстоит совершить обязанному лицу, не может противоречить закону.

 

В конечном счете ограничение свободы договоров преследует одну из трех целей.

 

Во-первых, это защита слабейшей (слабой) стороны, которая начинается со стадии заключения договора и завершается его исполнением и ответственностью за нарушение.

 

Во-вторых, это защита интересов кредиторов, угроза которым может оказать разрушительное влияние на гражданский оборот.

 

В-третьих, защита интересов государства, в концентрированном виде выражающего интересы общества.

 

В то же время принцип свободы договора в последнее время стал несколько сдавать свои позиции в сторону усиления другого принципа договорного права — принципа защиты слабой стороны договора. На данную тенденцию обращается внимание в научной литературе.

 

На данный момент законодателем не сформулировано единого подхода к пониманию «слабой стороны договора». Слабая сторона договора — категория, встречающаяся пока лишь в отдельных видах гражданско-правовых договоров. Это потребитель в договорах розничной купли-продажи или бытового подряда; получатель ренты в договоре пожизненного содержания с иждивением.

 

Тем не менее законодатель намерен существенно расширить сферу применения данного принципа. Так, в Концепции совершенствования общих положений обязательственного права  по поводу применения ст. 428 ГК (договор присоединения) отмечается, что  исключение для субъектов оборота, присоединяющихся к договору присоединения в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, содержащееся в п. 3 ст. 428 ГК, необоснованно, поскольку во-первых, в предпринимательской деятельности, хотя и осуществляемой на свой страх и риск, повсеместно встречается противостояние «сильной» и «слабой» стороны, а потому «слабая» сторона должна получать минимальный уровень статутных гарантий для защиты своих прав и интересов; во-вторых, в такого рода отношениях стороны, как правило, знают на что  они идут, заключая договоры, но зачастую «слабая сторона» не может не заключить договор в силу хозяйственной необходимости при наличии монополии контрагента (перевозка, электроэнергетика). В этой связи  в Концепции  предлагается распространить возможности, предусмотренные п. 3 ст. 428 ГК, и на лицо, присоединившееся к договору в связи с осуществлением предпринимательской деятельности.

 

Принцип сотрудничества сторон, широко применявшийся в советском гражданском законодательстве, практически не получил отражения в современном гражданском праве. Фактически единственная норма, предусматривающая данное требование, содержалась в ст. 750 ГК — сотрудничество сторон  в договоре строительного подряда.

 

Договор – есть гибкая правовая форма, в которую могут облекаться различные по характеру общественные отношения. Основное назначение договора сводится к регулированию в рамках закона поведения людей путем указания на пределы их возможного и должного поведения, а равно последствия нарушения соответствующих требований.

 

По поводу относительной значимости закона и договора были высказаны три точки зрения. Сторонники «волевой теории» полагали, что договор как волевой акт контрагентов — первоисточник, а закон лишь восполняет или ограничивает их волю. Те, кто представлял теорию «приоритета закона», исходили из того, что договор обладает лишь производным от закона правовым эффектом. Наконец, сторонники третьей, «эмпирической теории» считали, что воля сторон сознательно направлена лишь на определенный экономический эффект; при этом последствия договора – есть  средства для его осуществления, о которых стороны могут и не иметь и  часто не имеют ясного представления.

 

Регулирующая роль договора сближает его с законом и нормативными актами. Условия договора отличаются от правовой нормы главным образом двумя принципиальными особенностями.

 

Первая особенность связана с происхождением правил поведения: договор выражает волю сторон, а правовой акт — волю издавшего его органа.

 

Вторая особенность различает пределы действия того и другого правила поведения: договор непосредственно рассчитан на регулирование поведения только его сторон — для тех, кто не является сторонами, он может создать права, но не обязанности; в то же время правовой или иной нормативный акт порождает в принципе общее для всех и каждого правило (любое ограничение круга лиц, на которых распространяется нормативный акт, им же определяется).

 

Отмеченные две особенности отличают именно гражданско-правовой договор.

 

Конструкция договора применяется в различных отраслях права: международном, публичном, административном и других, но наиболее широко используется она в гражданском праве.

 

Виды условий договора.

 

Существенные – условия, при недостижении соглашения по которым договор в силу ст. 432 ГК не будет считаться заключенным.

Согласно ст. 432 ГК  существенными закон признает условия:

— о предмете договора;

— названные  в законе или иных правовых актах как существенные;

— необходимые для договоров данного вида;

— условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

 

Обычные – условия, не требующие согласования сторон, предусмотренные в нормативных правовых актах и автоматически вступающие в силу в момент заключения договора. В качестве примера можно привести  условие о разумной цене, предусмотренное п. 3 ст. 424 ГК, согласно которому в случаях, когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги.  К числу обычных условий можно также отнести условие о разумном сроке (п. 2 ст. 314 ГК).

 

Случайные – условия, которые изменяют или дополняют обычные условия и включаются в договор по усмотрению сторон, но вступают в силу исключительно после включения их в текст договора.

 

Разноотраслевые договоры.

 

За пределами отрасли гражданского права также существуют договоры, являющиеся соглашениями, направленными на возникновение набора прав и обязанностей, которые составляют в совокупности правоотношение, порожденное соглашением.

 

Учитывая, что  общие нормы и принципы гражданского права, а также и его отдельные институты в определенных случаях могут применяться не только в сфере гражданско-правового регулирования, но и в сфере других отраслей частного права, необходимо рассмотреть вопрос о применении к указанным договорам норм гражданского права.

 

Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31.05.1991 г.  № 2211-1 в первоначальной редакции  в ст. 1 определяли, что к семейным, трудовым отношениям и отношениям по использованию природных ресурсов и охране окружающей среды, отвечающим признакам равенства участников имущественных, а также связанных с имущественными неимущественных отношений, гражданское законодательство применяется в случаях, когда эти отношения не регулируются соответственно семейным, трудовым законодательством и законодательством об использовании природных ресурсов и охране окружающей среды.

 

Специально подчеркивалось, что к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, гражданское законодательство не применяется, за исключением случаев, предусмотренных законодательством.

 

Таким образом был закреплен принцип субсидиарного применения норм гражданского права – восполнение недостатков специальной правовой регламентации путем применения норм гражданского права.

 

ГК 1994 г. выделил только одну особенность имущественных отношений, которые находятся за пределами гражданского права. Имеется в виду положение п. 3 ст. 2 ГК, в силу которого к имущественным отношениям, основанным на административном и ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законом. Соответствующие разъяснения даны Постановлением Пленума Верховного Суда № 6, Пленума ВАС № 8 от 01.07.1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК».

 

Однако данная норма не имеет в виду разграничений договоров различной отраслевой принадлежности, поскольку наличие между сторонами отношений власти и подчинения вообще исключает возможность применения не только гражданского законодательства, но и самой конструкции договора как такового.

 

Договор может существовать только между субъектами, которые в данном конкретном случае занимают равное положение. Следовательно, п. 3 ст. 2 ГК имеет в виду отношения, носящие недоговорный характер.

 

Соотношение норм гражданского законодательства и законодательства об использовании природных ресурсов и охране окружающей среды.

 

Водный кодекс в ст. 55 определяет, что договор пользования водным объектом может быть заключен в следующих видах: договор долгосрочного пользования водным объектом; договор краткосрочного пользования водным объектом; договор установления частного водного сервитута. Федеральный орган исполнительной власти в области управления использованием и охраной водного фонда заключает с водопользователем договор долгосрочного пользования водным объектом или договор краткосрочного пользования водным объектом на основании лицензии на водопользование. Договор установления частного водного сервитута заключается водопользователем с лицом, в пользу которого ограничено его право пользования водным объектом.

 

Статьи 56 – 59 Водного кодекса, в свою очередь, регулируют вопросы согласования условий договора, заключения договора в обязательном порядке, государственной регистрации договора, его существенных условий.

 

Как определить природу данного договора? Является ли  данный договор гражданско-правовым или нет, и применяются ли к возникшим на его основании отношениям нормы гражданского права субсидиарно?

 

Для ответа на данные вопросы необходимо сопоставить три нормы, содержащиеся в Водном кодексе. Так, во-первых, ст. 46 Водного кодекса устанавливает, что права на обособленные водные объекты приобретаются в порядке, предусмотренным гражданским законодательством, земельным законодательством и Водным кодексом.

 

Во-вторых, в силу той же ст. 46 водный сервитут устанавливается водным законодательством или договором. И, наконец, ст. 54 Водного кодекса прямо закрепляет, что к договорам пользования водными объектами применяются положения гражданского законодательства о сделках, договорах и аренде, если иное не установлено Водным кодексом.

 

Приведенные выше положения Водного кодекса дают основание считать, что соответствующие договоры представляют собой разновидность гражданско-правовых договоров, а статьи Водного кодекса, относящиеся к указанным договорам, являются  обычными специальными нормами гражданского права.

 

Можно рассмотреть иные договоры, относящиеся к так называемому «природоохранному» законодательству.

 

Лесной кодекс в ст. 22 определяет, что участки лесного фонда предоставляются гражданам и юридическим лицам в пользование на условиях и в порядке, которые установлены Лесным кодексом, на следующих правах пользования: аренды, безвозмездного пользования, концессии и краткосрочного пользования. К правам пользования участками лесного фонда и правам пользования участками лесов, не входящих в лесной фонд, применяются положения гражданского и земельного законодательства, если иное не установлено Лесным кодексом. Статья 21 Лесного кодекса РФ также прямо определяет, что положения гражданского законодательства, земельного и иного законодательства применяются к лесным сервитутам в той мере, в какой это не противоречит требованиям Лесного кодекса.

 

Аналогичное положение создается и по поводу договоров, которые являются предметом других отраслей природоохранного законодательства, то есть все договоры, регулируемые земельным, водным, лесными кодексами, законодательством о недрах,  других природных ресурсах, и построенные на началах равенства, следует относить к числу гражданско-правовых.

 

Соответственно, ко всем договорам, возникающим по поводу природных ресурсов, должны применяться общие нормы гражданского права, если иное не содержится в посвященных таким договорам нормативных правовых актах.

 

Соотношение норм семейного и гражданского права.

 

Актуальность данный вопрос приобрел с введением института брачного договора.

 

В соответствии со ст. 40 Семейного кодекса брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или в случае его расторжения).

 

В данном случае принцип субсидиарного применения норм гражданского права прямо закреплен в ст. 4 Семейного кодекса, определяющей, что к соответствующим имущественным и личным неимущественным отношениям, не урегулированным семейным законодательством, применяется гражданское законодательство постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений.

 

Таким образом, есть все основания для признания и брачного договора разновидностью гражданско-правового договора.

 

Международные и гражданско-правовые договоры.

 

Международно-правовые договоры зачастую опосредуют отношения, сходные по своей конструкции с цивилистическими, однако, данные отношения занимают различное место уже на первой ступени классификации отраслей права: отношения, регулируемые международным правом, составляют область публичного права, а гражданско-правовые отношения – область права частного.

 

Отраслевая принадлежность международных договоров проявляется среди прочего в особенностях их субъектного состава и содержания.

 

В силу ст. 1 ФЗ от 15.07.1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах РФ» международным договором признается международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (либо государствами) или  с международной организацией в письменной форме и регулируемое международным правом независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования.

 

При этом определено, что указанные договоры должны заключаться, выполняться и прекращаться в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, положениями самого договора, Конституцией РФ.

 

Таким образом, применительно к международным договорам исключается по общему правилу возможность даже субсидиарного применения норм гражданского права, что также подтверждено Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ».

 

Гражданско-правовой и трудовой договоры.

 

В соответствии со ст. 56 Трудового кодекса трудовой договор – соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные законодательством, коллективным договором, локальными актами, а также своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную соглашением трудовую функцию и соблюдать действующие в организации правила внутреннего распорядка.

 

Отличительными признаками отношений сторон трудового договора являются:

— подчинение работника трудовому режиму (с учетом того, что применение норм гражданского права недопустимо к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой);

— отсутствие ответственности работника за результат работы (что имеет значение для противопоставления трудового договора гражданско-правовому договору подряда).

 

Таким образом, субсидиарное применение норм гражданского права к регулированию отношений, вытекающих из трудового договора недопустимо. Следует отметить, что гражданско-правовой подход используется при определении размера материальной ответственности за нарушение норм трудового законодательства согласно ст. 419 Трудового кодекса.

 

Также следует обратить внимание на так называемый «ученический договор», предусмотренный ст. 198 Трудового кодекса, – договор, заключаемый работодателем с лицом, ищущим работу, на профессиональное обучение, либо с работником – на переобучение. Данный договор, как закреплено ст. 198 Трудового кодекса является гражданско-правовым договором и регулируется гражданским законодательством, если заключается с лицом, ищущим работу. Если сторонами такого договора являются работодатель и сотрудник, то такой ученический договор будет являться дополнительным к трудовому договору и, соответственно, регулироваться нормами трудового законодательства.

 

Страница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Рейтинг@Mail.ru