Благодеяние
Друзья! Помогите собрать на учебу в Гарварде. Буду очень вам признателен и за рублик, и за десять, и за сто... . Вот номер банковской карты - 4276 3800 1355 4378. Благодарю. Вы самые классные!
ПОПРОБУЙ
ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО
ТЕСТЫ

Договорное право

 
IzmenenieDogovora
 

Тема 5. Изменение и прекращение договорных обязательств

 

Основания, порядок и правовые последствия расторжения договора: расторжение договора по соглашению сторон, по инициативе одной из сторон.

 

Статья 450 ГК презюмирует диспозитивной нормой возможность изменения и расторжения договора по соглашению сторон, если иное не предусмотрено ГК, другими законами или непосредственно самим договором.

 

Конституционный суд РФ в Определении от 24.05.2005 г. № 170-О «об отказе в принятии к рассмотрению жалобы на нарушение конституционных прав и свобод» п. 1 ст. 450 ГК дал разъяснения, что данная норма, предоставляющая сторонам возможность в договорном порядке самостоятельно определить основания, при которых возможны изменение или расторжение договора, кроме как по их взаимному соглашению, направлена на реализацию  гражданско-правового принципа свободы договора, который ст. 1 ГК возведен в ранг основных начал гражданского законодательства и раскрыт в ст. 421 ГК.

 

Однако, ГК, другими законами могут быть предусмотрены и исключения из этого правила. Статья 430 ГК, например, закрепляет, что  если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или самим договором, с момента выражения третьим лицом должнику намерения воспользоваться своим правом по договору стороны не могут расторгать или изменять заключенный ими договор без согласия третьего лица.

 

В качестве исключения из общего правила изменение или расторжение договора допускается ст. 450 ГК в судебном порядке по требованию одной из сторон.

 

Законодательством предусмотрены два случая, когда изменение или расторжение договора производится по требованию одной из сторон в судебном порядке: при существенном нарушении договора другой стороной, а также в случаях, прямо предусмотренных ГК, законами или договором, что подтверждено Постановлением Пленума ВС РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ».

 

Действия стороны по договору квалифицируются как существенное нарушение условий договора, если такие нарушения влекут для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что она была вправе рассчитывать при заключении договора.

 

Применительно к отдельным видам договоров ГК прямо указывает, какие нарушения условий договора считаются существенными и являются основанием для расторжения договора в судебном порядке по требованию одной из сторон.

 

В частности, ст. 620 ГК арендатор наделяется правом требовать расторжения договора судом в случаях, когда:

— арендодатель не предоставляет имущество в пользование арендатору либо создает препятствия пользованию имуществом в соответствии с условиями договора или назначением имущества;

— арендатор не производит являющийся его обязанностью капитальный ремонт имущества;

— переданное арендатору имущество имеет препятствующие пользованию им недостатки, которые не были оговорены арендодателем при заключении договора, не были заранее известны арендатору и не должны были быть обнаружены арендатором во время осмотра имущества или проверки его исправности при заключении договора и др.

 

Статья 619 ГК в свою очередь определяет случаи, когда арендодатель может требовать досрочного расторжения договора, если арендатор:

— пользуется имуществом с существенным нарушением условий договора;

— существенно ухудшает имущество;

— более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа не вносит арендную плату;

— не производит капитального ремонта имущества в установленные договором аренды сроки.

 

В отношении договора безвозмездного пользования ст. 693 ГК закреплено право ссудополучателя потребовать досрочного расторжения договора при обнаружении им недостатков вещи, которые ссудодатель умышленно или по грубой неосторожности не оговорил при заключении договора.

 

Статья 687 ГК определяет в качестве существенных нарушений условий договора невнесение нанимателем платы за жилое помещение за шесть месяцев, если договором не установлен боле длительный срок, а при краткосрочной найме невнесение платы более двух раз по истечении установленного договором срока платежа, а также разрешение или порчу жилого помещения нанимателем или другими лицами, за действия которого он отвечает.

 

Использование жилого помещения не по назначению или нарушение прав и интересов соседей при соблюдении процедуры предварительного предупреждения о необходимости  устранения нарушений также в силу ст. 687 ГК является основанием для расторжения договора найма жилого помещения в судебном порядке по требованию наймодателя.

 

Договор может быть изменен или расторгнут в судебном порядке и в случаях, прямо предусмотренных ГК, другими законами или договором.

 

Например, ст. 428 ГК в отношении договора присоединения установлено, что присоединившаяся к договору сторона вправе требовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит иные явно обременительные для присоединившейся стороны условия.

 

Наниматель жилого помещения вправе с согласия других граждан, постоянно проживающих с ним, в любое время расторгнуть договор найма с предварительным письменным предупреждением наймодателя, что установлено ст. 687 ГК.

 

Статья 612 ГК, в свою очередь, предоставляет арендатору право потребовать досрочного расторжения договора  в случае обнаружения недостатков сданного в аренду имущества, полностью или частично препятствующих пользованию им.

 

Спор об изменении или расторжении договора может быть рассмотрен судом по существу только в случае представления истцом доказательств, подтверждающих принятие им мер по урегулированию спора с ответчиком.

 

При изменении условий договора или расторжении договора в судебном порядке по требованию одной из сторон в соответствии со ст. 453 ГК условия договора считаются измененными или, соответственно, договор считается расторгнутым с момента вступления в законную силу решения суда об изменении или о расторжении договора.

 

Статья 450 ГК фиксирует также возможность расторжения договора путем одностороннего отказа от договора.

 

По общему правилу, установленному ст. 310 ГК односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются за исключением случаев, предусмотренных законом. Однако если речь идет об обязательстве, связанным с осуществлением предпринимательской деятельности, то односторонний отказ от договора или одностороннее изменение его условий допускаются также в случае, если это прямо указано в договоре.

 

Все предусмотренные законом случаи одностороннего отказа от договора или одностороннего изменения договора могут быть сгруппированы в зависимости от оснований и условий одностороннего расторжения или изменения договора на следующие группы:

— стороны договора либо одна из сторон наделяются правом одностороннего отказа от договора по своему усмотрению при условии принятия на себя определенных дополнительных обязательств (ст. ст. 497, ст. 782, 806, 717 ГК);

— наделение стороны правом на односторонний отказ от договора либо одностороннее изменение его условий является одним из последствий нарушения контрагентом по договору своих обязательств (ст. 475, 480, 482, 484, 525, 795, 821 ГК);

— возможность одностороннего отказа от договора либо изменения его условий связывается с наступлением определенных обстоятельств, не зависящих от воли сторон (ст. 577 ГК);

— основанием одностороннего расторжения (изменения) договора признается одно лишь предположение о возможной неспособности стороны исполнить принятое на себя обязательство (ст. 821, 715 ГК);

— предоставление права на односторонний отказ от договора или на одностороннее изменение его условий диктуется особой природой соответствующих договорных обязательств (ст. 328, 610, 977, 859 ГК).

 

Особые основания отказа от договора о приобретении ценных бумаг предусмотрены ст. 84.3. ФЗ от 26.12.1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах».

 

ФЗ от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» внешнему управляющему дано право в течение трех месяцев с даты введения внешнего управления отказаться от исполнения договоров должника, если такие сделки препятствуют восстановлению платежеспособности должника или если исполнение должником таких сделок повлечет за собой убытки для должника по сравнению с аналогичными сделками, заключаемыми при сравнимых обстоятельствах.

 

Участнику долевого строительства ФЗ от 30.12.2004 г. № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных  объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ» предоставлено право одностороннего отказа от договора  участия в долевом строительстве в случае существенного нарушения требований к качеству объекта долевого строительства.

 

Для расторжения (изменения) договора путем одностороннего отказа от договора не требуется судебное решение, но от стороны по договору, отказывающейся от договора в адрес другой стороны должно поступить письменное уведомление об отказе от договора

 

Статья 451 ГК определяет в качестве основания для изменения или расторжения договора по требованию одной из его сторон существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из существа обязательства.

 

Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.

 

В отечественной правоприменительной практике распространена подмена (смешение) понятий «существенное изменение обстоятельств» и «непреодолимая сила».
 

Разграничить данные понятия возможно по таким критериям, как:

— возможность исполнения: наличие существенно изменившихся обстоятельств делает исполнение договора затруднительным, экономически невыгодным и т.д., но исполнимым надлежащим образом; обстоятельства непреодолимой силы делают исполнение договора надлежащим образом невозможным;

— последствия применения: признание обстоятельств существенно изменившимися влечет расторжение или изменение договора при справедливом распределении между сторонами понесенных расходов; наличие обстоятельств непреодолимой силы приостанавливает действие договора с освобождением сторон от ответственности за неисполнение (ненадлежащее исполнение) договора и является основанием для расторжения договора в общем порядке с последствиями, определенными ст. 453 ГК.

 

Существенное изменение обстоятельств признается основанием для изменения или расторжения договора, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из существа договора.

 

Кроме условия о существе сделки, вторым требованием, при котором суд не может расторгнуть или изменить договор, является наличие в самом обязательстве положения о том, что возникшие затруднения не могут служить причиной прекращения или изменения договора.

 

Особое значение для урегулирования возникающих разногласий приобретает вопрос о том, взяла ли на себя сторона риск наступления договорных затруднений, в связи с чем при рассмотрении дела судом большое внимание уделяется толкованию существующих в договоре оговорок, действие которых позволяет не просто корректировать обязательство, но и устанавливать порядок и процедуру пересмотра договора.

 

С учетом зарубежного опыта используется следующая систематизация таких условий договора.

—  стабилизационные оговорки — призваны гарантировать неизменность льготной для стороны государственной политики, включая налоговый режим, порядок экспортно-импортных операций, действующих в момент заключения договора, и защитить сторону от неблагоприятных последствий, вызванных возможным внезапным изменением условий;

 

— оговорки о специальных рисках — определяют конкретные обстоятельства, которые могут измениться, и распределяет риски их наступления между сторонами в договоре;

 

— адаптационные оговорки — группа договорных условий, которые автоматически приводятся в действие в случае изменения обстоятельств и представляют собой инструмент «внутридоговорного» приведения контракта в соответствие с изменившимися обстоятельствами (типичными представителями адаптационных оговорок являются «валютная оговорка» и условий о «скользящей цене»).

 

— комплексные оговорки о затруднениях — не предусматривают автоматического расторжения договора при наступлении существенно изменившихся обстоятельств, а подтверждают право стороны потребовать пересмотра соглашения при наличии затруднений, что достигается путем включения в структуру договорных норм самой согласительной процедуры и связанных с ее применением условий.

 

Досудебная процедура урегулирования спора является обязательным, но не единственным  условием изменения или расторжения договора в судебном порядке.

 

Выделяется ряд  условий, при соблюдении которых обстоятельства признаются судом существенно изменившимися и дают возможность суду применить правовой механизм расторжения или изменения договора:

— в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;

— изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота;

— исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;

— из обычаев делового оборота или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

 

Для того, чтобы изменение обстоятельств было отнесено судом к категории существенных необходимо наличие всех вышеназванных условий одновременно.

 

При расторжении договора в связи с существенным изменением обстоятельств суд по требованию любой из сторон должен определить последствия расторжения договора, исходя из необходимости справедливого распределения между сторонами расходов, понесенных ими в связи с исполнением этого договора.

 

Данный порядок определения последствий расторжения договора отличается от последствий расторжения договора по общему правилу, согласно которому стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон.

 

Изменение договора судом в связи с существенным изменением обстоятельств возможно только в исключительных случаях, когда расторжение договора противоречит общественным интересам либо повлечет для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом  условиях.

 

Порядок изменения или расторжения договора зависит от применяемого способа изменения или расторжения договора.

 

В случае изменения или расторжения договора по соглашению сторон данное соглашение совершается в той же форме, что и договор (ст. 434 ГК), если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное.

 

Так, в соответствии со ст. ст.  163 и 434 ГК возможно нотариальное удостоверение договора в случаях, предусмотренных соглашением сторон, хотя бы по закону для  договоров данного вида эта форма не требовалась. В этом случае соглашение сторон об изменении или расторжении договора также подлежит нотариальному удостоверению.

 

Иное, как уже было отмечено, может вытекать и из обычаев делового оборота. Например, договор может закреплять, что предварительная оплата товара в меньшей сумме, чем это предусмотрено договором, означает отказ покупателя от части товаров. В этом случае, несмотря на то, что договор был совершен в письменной форме, основанием его изменения будут считаться конклюдентные действия покупателя.

 

Обязательным условием изменения или расторжения договора судом является соблюдение досудебной процедуры урегулирования спора, существо которой состоит в том, что до обращения в суд заинтересованная сторона должна направить другой стороне предложение об изменении или расторжении договора.

 

Исковое заявление подается в суд либо в случае получения отказа другой стороны от предложения об изменении или расторжении договора либо в случае неполучения ответа на соответствующее предложение в 30-дневный срок, если иной срок не предусмотрен законом, договором или не содержался в предложении об изменении или расторжении договора.

 

Очевидно, что в суд должно быть представлено доказательство именно получения другой стороной предложения об изменении или расторжении договора, а не просто направления в ее адрес соответствующего предложения.

 

АПК РФ в ст. 4 устанавливает, что если для определенной категории споров законом установлен претензионный или иной досудебный порядок урегулирования либо он предусмотрен договором, спор передается на разрешение арбитражного суда после соблюдения такого порядка.

 

Статьи 125, 126 и 148 АПК закрепляют, что сведения о соблюдении истцом досудебного порядка являются обязательным реквизитом искового заявления, подтверждающие документы являются обязательным приложением к исковому заявлению, и несоблюдение досудебного порядка является основанием для оставления искового заявления без рассмотрения.

 

Аналогичные нормы содержатся и в ст. ст. 131, 132, 135, 222 ГПК.

 

Момент, с которого обязательства по договору считаются измененными или прекращенными, определяется в зависимости от  способа изменения или расторжения договора.

 

Если договор был изменен или расторгнут по соглашению сторон, то возникшие из этого договора обязательства считаются измененными или прекращенными с момента заключения соответствующего соглашения. Момент заключения соглашения об изменении или расторжении договора определяется в соответствии со ст. 433 ГК, если иное не установлено самими соглашением сторон или не вытекает из характера изменений договора (в самом соглашении стороны могут указать дату, с которой обязательства сторон изменяются или прекращаются), что подтверждается Информационным письмом ВАС РФ от 21.12.2005 г. № 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм ГК о некоторых основаниях прекращения обязательств».

 

В случае, когда изменение или расторжение договора производится по решению суда, обязательства считаются измененными или прекращенными с момента вступления решения суда в законную силу. Данная норма императивна и не может быть изменена соглашением сторон.

 

Если договор изменяется или расторгается в связи с односторонним отказом одной из сторон от договора, обязательства считаются измененными или прекращенными соответственно с момента получения другой стороной уведомления об отказе от договора.

 

Статья 453 ГК устанавливает правило, определяющее судьбу всего исполненного по договору в случае  изменения или расторжения этого договора.

 

Стороны не вправе требовать возвращения  того, что было исполнено  ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора. Правило носит диспозитивный характер и действует, если иное не установлено законом или соглашением сторон.

 

Расторжение или изменение договора может сопровождаться предъявлением одной стороны другой требований о возмещении убытков, причиненных соответственно расторжением или изменением договора, однако, убытки подлежат возмещению исключительно при условии, что основанием для расторжения или изменения договора послужило существенное нарушение договора одной из сторон.

 

Следует, однако, отметить, что в Концепции развития гражданского законодательства отмечается  необходимость уточнения ст. 453 ГК. В частности, когда договор расторгается из-за того, что одна из его сторон не исполнила договор, отказ в удовлетворении требования другой стороны, добросовестно исполнившей свое обязательство, о возврате имущества, переданного контрагенту во исполнение договора, выглядит явно несправедливым. Норма  должна быть дополнена положением о том, что в случае, когда до момента расторжения или изменения договора одна из сторон не исполнила обязательство либо представила другой стороне неэквивалентное исполнение, к отношениям  сторон подлежат применению правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (гл. 60 ГК).

 

Перемена лиц в обязательстве: цессия и перевод долга.

 

Глава 29 ГК подразумевает под изменением договора ситуацию, при которой в нем меняется какое-либо из условий с тем, однако, что, по крайней мере, стороны всегда остаются теми же. Таким образом, речь идет о внутреннем изменении, которое происходит в рамках первоначального договорного правоотношения.

 

Однако существует и другая форма изменения договоров, когда договор сохраняется в первоначальном виде, но меняются его стороны.  Это означает, что происходит лишь внешнее изменение договора. Классик российской цивилистики  О.С. Йоффе отмечал: «При изменении субъектов сохраняется тот же вид обязательства, но между другими лицами, тогда как при замене одного обязательства другим между теми же самыми субъектами прежний вид обязательственных связей исчезает, а новый появляется. Поэтому в первом случае речь должна идти об изменении и только во втором – о прекращении обязательства».

 

Изменение обязательств, выходящее за рамки гл. 29 ГК, опирается на одну из трех конструкций: переход прав стороны, выступающей в качестве кредитора, к третьему лицу (цессия), перевод должником своего долга на другое лицо и суброгация.

 

В любом случае из обязательства выбывает кто-то из его участников, а к вступающему на его место новому участнику переходят права и обязанности прежнего, то есть происходит правопреемство кредитора или должника, которое относится ко всем правам и обязанностям, вытекающим из соответствующего обязательства, в том числе обеспечивающим его надлежащее исполнение, если только законом или договором прямо не предусмотрено иное, как закреплено в ст. 384 ГК.

 

Замена участников обязательства может не только осуществляться по соглашению сторон, но и предусматриваться непосредственно законом. Вместе с тем замена участвующих в обязательстве лиц допускается не всегда: исключение прежде всего касается обязательств строго личного характера. Так, например, прямо запрещена уступка права требования возмещения вреда, вызванного повреждением здоровья или смертью гражданина, поскольку соответствующие платежи имеют строго целевое назначение.

 

Перемена участников обязательства, в том числе замена кредитора, может быть запрещена законом, иными правовыми актами или даже договором. Закон может также ограничить круг субъектов, которые могут заменять участников конкретных обязательств.

 

Цессия

 

Цессия – представляет собой акт передачи (уступки) права в силу заключенной между прежним кредитором (цедентом) и новым кредитором (цессионарием) сделки либо на основании иных предусмотренных непосредственно законом юридических фактов, приводящий к замене кредитора в обязательстве.

 

Рассматривая цессию сначала необходимо обратить внимание на вопрос несамостоятельности договора цессии.

 

Цессия выражается в передаче цедентом цессионарию определенного права в силу сделки или на основании закона. Тем самым в первом случае сама передача имеет основанием договор, связывающий цедента с цессионарием. Но этим договором является не цессия, как нередко полагают, а та сделка, на которую опирается переход, составляющий сущность цессии.

 

Следует отметить и невозможность индивидуализации таких договоров и определения  их места в системе гражданско-правовых договоров. Договоры, о которых идет речь, могут быть иногда односторонними, иногда двусторонними, иногда возмездными, иногда безвозмездными, иногда реальными, иногда консенсуальными, иногда абстрактными и,  при том, в различных комбинациях.

 

Кроме того, если воспринимать договор цессии как договор самостоятельный, отличный, в частности, от договора дарения, будет существовать возможность обойти запрет безвозмездной передачи прав, что особенно важно – между коммерческими организациями.

 

Такое состояние исключает возможность выделения соответствующей договорной конструкции.

 

Большое значение имеет определение соотношения цессии с регрессом. Статья 382 ГК содержит специальную оговорку о том, что нормы о переходе прав не применяются к регрессным требованиям. В соответствии со ст. 325 ГК регрессным именуется требованием должника, исполнившего солидарную обязанность, к остальным должникам.

 

Прямо названы регрессными требования к принципалу о возмещении уплаченных бенефициару сумм (ст. 379 ГК), арендодателя к арендатору – о возмещении средств, выплаченных по его вине третьим лицам (ст. 640 ГК) и др.

 

Проблемы использования в праве регрессных обязательств были исследованы в ряде работ. Автор одной из них, И.Б. Новицкий, пришел к следующему выводу: «Регрессным обязательством называется обязательство:

а) являющееся следствием платежа одним лицом (кредитором по регрессному обязательству) другому лицу, хотя последовавшего юридически обоснованно, однако вызванного виной третьего лица (должника по регрессному обязательству) без вины со стороны первого;

б) направленное к переложению уплаченной суммы на это третье лицо, по вине которого последовал платеж со стороны первого лица второму».

 

Принципиальное различие регресса и цессии состоит уже в самом значении их для соответствующего права: регресс порождает право, а при цессии передается возникшее право.

 

Следующая проблема, связанная с цессией  —  вопрос о невозможности раздельной передачи по цессии основных и обеспечительных прав.

 

Существует две точки зрения на данную проблему (обе в достаточной степени обоснованы), но в настоящее время и наука и практика придерживаются следующей позиции: субсидиарный характер обеспечительных прав означает, что они не могут быть переданы в отрыве от остальных.

 

Постановлением Президиума ВАС РФ от 29.10.1996 г. № 3172/9615 по конкретному делу  обосновывается позиция о недопустимости расщепления обязательства.

 

Применительно к уступке своих прав залогодержателем соответствующее положение прямо закреплено в ст. 355 ГК, которая признает такую уступку действительной лишь при условии, если тому же лицу были уступлены права требования к должнику.

 

Запрет уступки прав по договору. Если иное не предусмотрено в законе, никто не может запретить сторонам включить в связывающий их договор условие, по которому кредитор будет лишен возможности уступить права требования третьему лицу. В случаях, когда такого условия в договоре нет, контрагент, который выступает в роли кредитора, может передать свои права, не спрашивая согласия должника. Единственное общее исключение из приведенного правила содержится в п. 2 ст. 388 ГК, который определяет необходимым получение согласия на цессию, если личность кредитора имеет для должника существенное значение (например, личность нанимателя в договоре жилищного найма).

 

Прямые запреты перехода прав в общем виде предусмотрены в ст. 383 ГК: в этой статье в качестве неотчуждаемых указаны все права, неразрывно связанные с личностью кредитора. ГК содержит примерный перечень таких прав, к числу которых относятся требования об алиментах и возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью. Аналогичные запреты помещены в отдельных главах, посвященных общей собственности.

 

Наряду с такого рода запретами передача прав в ряде случаев содержит прямо противоположные нормы, которые исключают возможность включения в договор условий, не допускающих передачи прав другим лицам: п. 3 ст. 993 ГК, п. 1 ст. 828 ГК.

 

Статья 384 ГК позволяет сделать вывод о еще одном ограничении передаваемых прав: нельзя передать другому право, которое возникнет в будущем, поскольку объем передаваемых прав, как следует из указанной статьи, определяется на момент передачи. Из этого вытекает и то, что нельзя передать право, которое уже не принадлежит кредитору.

 

Основания перехода прав в силу закона включены в перечень, содержащийся в ст. 387 ГК. Сюда относятся, в частности, универсальное правопреемство кредитора (имеется в виду наследование — для граждан и реорганизация — для юридических лиц), решение суда о переходе прав кредитора другому лицу, когда возможность такого перехода предусмотрена законом. Специальные случаи перехода прав в силу закона выделены применительно к договорам аренды предприятия (п. 1 ст. 656 ГК) и комиссии (п. 2 ст. 993 ГК).

 

Поскольку переход прав составляет предмет отношений только старого и нового кредитора, согласия должника на такой переход не требуется. Должника необходимо лишь письменно уведомить о состоявшемся переходе прав. Неуведомление должника о состоявшейся передаче, к тому же непременно в письменной форме, означает его право исполнить обязательство первоначальному кредитору и таким образом прекратить обязательство  (п. 3 ст. 382 ГК).

 

При цессии предполагается (если иное не предусмотрено законом или договором) переход всех тех же (по условиям и по объему) прав, которые принадлежали первоначальному кредитору. Соответственно в состав передаваемых прав входят дополнительно существовавшие к моменту передачи субсидиарные права, выражающие определенные способы обеспечения обязательств. Теперь ГК присоединил к ним также и права на неуплаченные проценты (ст. 384 ГК).

 

Первоначальный кредитор обязан передать новому кредитору наряду с правом также и документы, которые его удостоверяют, а также необходимые для реализации права сведения.

 

Следует отметить, что если право не является ни определенным, ни определимым, то есть основания считать договор, на основе которого должна происходить цессия, лишенным условия о предмете, признаваемом для всех договоров существенным.

 

Установлены пределы ответственности стороны — кредитора перед тем, кто его сменяет: прежний кредитор отвечает за недействительность уступленных требований и не отвечает в то же время за их неисполнение, кроме случая, когда первоначальный кредитор принял на себя поручительство за должника (ст. 390 ГК).

 

В ст. 389 ГК перечислены определенные требования к форме перехода прав. Они состоят в необходимости облечь такой переход в простую письменную или соответственно нотариальную форму, если только сделка, на которой переход основан, также должна была совершаться в соответствующей форме.

 

Права и обязанности сторон. В соответствии со ст.ст. 385, 390 ГК у цедента возникают следующие обязанности:

— передать документы, удостоверяющие уступленное право требования;

— сообщить сведения, имеющие значение для осуществления этого требования;

— возместить убытки цессионарию, если уступленное им требование окажется по каким-то причинам недействительным;

— отвечать за неисполнимость обязанности, корреспондирующей переданному требованию в силу принятого им поручительства за цессионара.

 

Перечисленным обязательствам корреспондируют соответствующие права нового кредитора (цессионария).

 

Далее обозначим несколько проблем правового регулирования цессии, нашедшие свое отражение в арбитражной практике.

 

Возмездность цессии. Статья 382 ГК, дающая определение цессии не определяет возмездный характер этого договора. Однако арбитражная практика придерживается позиции обязательности условия о возмездности договора цессии. Правовой акцент делается на том, что при отсутствии условия о возмездности в договоре уступки права он признается договором дарения, что подтверждается Постановлением Президиума ВАС РФ от 15.06.1999 г. № 1134/99 по конкретному делу.

 

Цессия представляет собой сделку, которая может быть заключена как с указанием основания ее заключения, так и без такового, что позволяет рассматривать эту сделку как абстрактную.

 

Единственное существенное условие уступки требования – условие о предмете. Предметом договора может быть субъективное обязательственное право или право требования. Предмет договора должен быть индивидуально определен. Вступая в договор, влекущий возникновение какого-либо требования, цессионарий не может позволить себе оставить вопрос открытым относительно того, что это за требование. Индивидуализация предмета достигается при условии индивидуализации  пяти его составляющих: предмета требования, активной стороны – кредитора, пассивной стороны – должника, содержания требования  — какие действия должник должен произвести с предметом обязательства, основания возникновения требования.

 

Отсутствие в договоре уступки права предмета, неопределенность конкретного требования могут повлечь отказ в удовлетворении иска. Постановление Президиума ВАС РФ от 29.12.1998 г. № 1676/98 по конкретному делу.

 

Форма договора цессии — по общему правилу уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме.

 

Не существует каких-либо специальных предписаний о форме цессии требований, возникающих из устных сделок, а также юридических фактов, не являющихся сделками (из событий, юридических поступков, административных актов и т.д.). Следовательно, в силу общего правила п. 1 ст. 159 ГК заключаем, что: поскольку для сделок уступки перечисленных требований не устанавливается, что они должны быть заключены письменно, следовательно, они могут быть совершены и устно. Однако, совершенно ясно, что доказать существование факта уступки, если  уступка совершена устно весьма сложно. Доказательствами могут служить письменное уведомление, акт приема-передачи документов.

 

Условие о сроке в договоре цессии не является существенным условием. Стороны могут предусмотреть в соглашении, что передача будет осуществлена в определенный срок. В договоре определяется, что соответствующее право переходит в момент подписания договора, и никакие акты не требуются, либо, как бывает чаще, в договоре определяется, что право переходит цессионарий в момент передачи документов.

 

Говоря об обязанности по передаче документов, удостоверяющих передаваемое право, стоит отметить, что для исполнения данной обязанности в договоре необходимо закреплять конкретный срок, ибо законодательство такого срока не устанавливает.

 

Делимость предмета цессии. Судебная практика стоит на том, что соответствуют закону только те соглашения об уступке права, в которых полностью изменяется субъектный состав правоотношения (уступка права требования предполагает безусловную замену лица в обязательстве). Старый кредитор полностью выбывает из правоотношения и все права (требования) переходят к новому кредитору. Сформулировать данное правило можно как недопустимость «уступки права помимо перемены лиц в обязательстве».

 

Относительно допустимости и ограничения уступки требований. Ответ на вопрос относительно допустимости той или иной конкретной сделки цессии может быть поставлен только после детального изучения всех имеющихся в законе ограничений, касающихся:

— правоспособности контрагентов предполагаемой сделки (уступки любых требований малолетними, уступки любых требований, если уступка совершена потенциальным банкротом во вред своим кредиторам, и др);

— оборотоспособности объектов предполагаемых к уступке требований (если объекты изъяты или ограничены в обороте законом, иными правовыми актами или договором);

— возможности наделения правами определенного содержания только строго определенных лиц (уступка преимущественного права покупки доли; право получения постоянной ренты; требования клиента к банку, вытекающие из договора банковского счета; требования о возврате незаконно взысканного административного штрафа и др);

— возможного времени совершения тех или иных сделок (любых требований банка, если уступка совершается после отзыва лицензии на совершение банковских операций и др.).

 

В Концепции развития гражданского законодательства устанавливается необходимость детализации сферы ответственности первоначального кредитора. В частности, первоначальный кредитор должен гарантировать, что уступленное право существует в момент уступки,  если только это право не является будущим правом:

— первоначальный кредитор управомочен произвести передачу;

— право не было ранее уступлено другому лицу, оно свободно  от любых прав и притязаний третьих лиц;

— у должника отсутствуют возражения для защиты (или будут отсутствовать такие возражения — в случае уступки будущего права);

— ни должник, ни первоначальный кредитор не делали заявления о зачете, касающегося уступленного права, и в дальнейшем не сделают такое заявление;

— первоначальный кредитор возместит новому кредитору любой платеж, полученный от должника до напавления уведомления об уступке.

 

Перевод долга

 

Принципиальная особенность второго способа изменения договоров — перевода долга, в отличие от перехода прав, состоит в необходимости получить во всех случаях согласие кредитора (п. 1 ст. 391 ГК). Подобное ограничение сделано законодателем с учетом неоспоримой презумпции: от личности должника зависит возможность реального и надлежащего исполнения входящего в состав договора обязательства.

 

Отдельные нормы о переводе долга сходны с применяемыми при переводе прав. Так, поскольку в том и в другом случае меняется субъектный состав обязательства, но остается неизменным его содержание, новый должник, как это имеет место и при переходе прав, может выдвигать против требований кредитора возражения, которые основаны на отношениях между ним и первоначальным должником. Таким же образом на перевод долга распространяются и правила о форме основополагающей сделки и необходимости ее регистрации, которые действуют в отношении перехода прав.

 

На практике может возникнуть потребность в одновременном переводе долга и переходе прав по одному и тому же договору.

 

ФЗ от 30.12.2004 г. № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», в частности, прямо закрепляет, что уступка участником долевого строительства прав требований по договору допускается только после уплаты им цены договора или одновременно с переводом долга на нового участника долевого строительства в порядке, установленном ГК.

 

К складывающимся в подобных случаях отношениям применяются в одно и то же время соответственно нормы о переходе прав и о переводе долга. Это означает, в частности, необходимость получения согласия кредитора (в части уступки прав) и уведомления должника (в части перевода долга). Исключения из этих положений должны быть установлены в законе.

 

Суброгация

 

Суброгация — один из случаев уступки права, возникающей в силу закона и состоящей в переходе к новому кредитору требований в размере реально произведенной за них оплаты (или иного исполнения).

 

В ГК суброгация рассматривается как разновидность уступки требования. Это выражается в том, что в числе случаев перехода прав кредитора к другому лицу на основании закона указана «суброгация страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая». Пункт 2 ст. 313 ГК, не давая квалификации ситуации, складывающейся при исполнении обязательства третьим лицом, называет в числе применяемых норм те, которые посвящены переходу прав.

 

Основное различие цессии и суброгации связано с характером интересов вступающего в обязательство лица: при цессии цессионарий стремится приобрести право, принадлежащее цеденту, а при суброгации — вывести должников из обязательства, при этом приобретение права представляет собой способ, к которому прибег его приобретатель.

 

Специальные случаи прекращения договора: отступное, зачет встречного однородного требования, совпадение должника и кредитора  в одном лице, невозможность исполнение договора, прощение долга, новация.

 

Указанный в ГК перечень  способов прекращения обязательства (в том числе и договорного) не является исчерпывающим и может быть дополнен как самим ГК, так и другими законами, иными правовыми актами и самим договором.

 

Применительно к общим основаниям, содержащимся в гл. 26 ГК, прекращение договора может происходить в трех формах:

— по согласованной воле сторон;

— по воле одной из сторон, независимо от согласия контрагента;

— вследствие обстоятельств, которые вообще от воли сторон не зависят.

 

Исполнение (ст. 408 ГК) способно прекратить договор лишь при условии, если оно является надлежащим, то есть совершено надлежащим лицом, надлежащему лицу, надлежащим способом, в надлежащем месте, надлежащим предметом и в надлежащее время.

 

Отступное (ст. 409 ГК). Смысл отступного состоит в том, что вместо указанного в законе обязательства с целью его прекращения передается иной предмет, размер, сроки и порядок предоставления которого устанавливаются соглашением сторон.

 

При зачете (ст.ст. 410 — 412 ГК) происходит полное или частичное прекращение одного обязательства вместе с полным или частичным прекращением встречного однородного требования.

 

Наиболее простой вариант зачета имеет место при двустороннем договоре, в котором каждая из сторон выступает в качестве кредитора в одном обязательстве и должника в другом. Однако нет никаких препятствий к зачету таких же встречных требований, которые возникают из разных договоров, либо договора, с одной стороны, а также встречного и однородного внедоговорного обязательства, — с другой.

 

Установлены обязательные условия зачета: однородность требований, наступление срока исполнения, кроме случаев, когда срок не указан или определен моментом востребования.

 

В ГК также предусмотрены случаи, при которых вообще исключается возможность зачета, их особенность состоит в том, что они предопределены необходимостью обеспечить интересы слабой стороны в договоре, а также интересы третьих лиц.

 

Особенность зачета состоит в том, что для его действительности достаточно воли одной из сторон. Указанное правило носит императивный характер. Его появление связано с безусловной презумпцией экономической выгоды зачета для оборота.

 

Под прекращением обязательства совпадением в одном лице должника с кредитором (ст. 413 ГК) имеются в виду случаи, когда к стороне, выступающей в договоре в качестве должника, переходит по какому-либо указанному в законе основанию (например, в силу универсального правопреемства, при этом в равной мере в отношении наследования для граждан или реорганизации — для юридических лиц) обязательство, в котором указанное лицо является кредитором по отношению к контрагенту — должнику (имеется в виду применительно к реорганизации юридического лица — слияние и присоединение).

 

Новация (ст. 414 ГК) означает любое изменение договора с тем, что сами стороны по соглашению между собой продолжают занимать свои места в правоотношении.

 

Для осуществления новации необходимо, чтобы и первоначальное и новое обязательство были бы действительными. Соответственно если первоначальное обязательство будет признано недействительным, то таким же придется признать и новое. В случаях, когда недействительным является новое обязательство, новация признается несостоявшейся, а значит, стороны остаются связанными первоначальными обязательствами.

 

В ГК специально выделено запрещение новации применительно к обязательствам по возмещению вреда жизни или здоровью и по уплате алиментов (п. 2 ст. 414 ГК).

 

В ст. 414 ГК отсутствует специальное условие о форме сделки, которая лежит в основе новации. Исключение составляет ст. 818 ГК, посвященная новации долга в заемное обязательство, которая должна совершаться в форме, предусмотренной для заключения договора займа.

 

Есть основание сделать вывод, что и в целом на все случаи изменения вида договора распространяется указанное требование «о форме сделки». Превалируют правила, относящиеся к новой сделке.

 

Прощение долга (ст. 415 ГК) выражается в освобождении кредитором должника от лежащих на нем обязанностей. Признаком прощения долга как особого способа прекращения обязательств служит то, что при нем не предполагается какое бы то ни было встречное удовлетворение.

 

Иначе отношения сторон превратятся, в зависимости от обстоятельств, в новацию или отступное. Поскольку прощение долга представляет собой освобождение кредитором должника от имущественной обязанности, совершаемое по соглашению между сторонами, оно превращается в предмет договора дарения.

 

По этой причине к прощению долга следует применять, среди прочего, нормы ГК, которые устанавливают случаи запрета дарения (ст. 575 ГК) либо его ограничения (ст. 576 ГК).

 

Прекращение обязательства невозможностью исполнения предусмотрено ст. 416 ГК. Принято выделять различные виды невозможности исполнения — физическую и юридическую, субъективную и объективную, первоначальную и последующую.

 

Прекращение обязательства на основании акта государственного органа предусмотрено п. 1 ст. 417 ГК.

 

Если речь идет об акте государственного органа или органа местного самоуправления, то такой ненормативный, а в случаях, предусмотренных законом, — нормативный (в последнем случае имеется в виду акт, нарушающий права и свободы граждан) акт может быть признан судом недействительным. И тогда в случаях, когда кредитор не утратил интереса к обязательству и это не противоречит соглашению сторон либо существу обязательства, оно подлежит восстановлению.

 

Смерть гражданина (ст. 418 ГК) и ликвидация юридического лица (ст. 419 ГК) могут повлечь прекращение договора.

 

Применительно к общим основаниям, содержащимся в гл. 26 ГК, прекращение договора может происходить в трех формах:

— во-первых, по согласованной воле сторон (имеется в виду соглашение о прекращении договора, отступное, новация, прощение долга);

— во-вторых, по воле одной из сторон, независимо от согласия контрагента на этот счет;

— в-третьих, вследствие обстоятельств, которые вообще от воли сторон не зависят (невозможность исполнения и смерть гражданина).

 

Страница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Рейтинг@Mail.ru