ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО
ТЕСТЫ

Общие положения о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина

Причинение вреда жизни и здоровью традиционно выделяется законодателем в качестве специального деликта, поскольку речь идет о посягательствах на особые блага, имеющие нематериальную (идеальную) природу. Жизнь и здоровье являются высшими ценностями, которые не имеют денежной оценки. Вред, причиненный жизни или здоровью, не возмещаем в принципе. Однако причинение вреда указанным благам может явиться причиной возникновения определенных имущественных потерь, которые и будут возмещаться по правилам § 2 гл. 59 ГК.

 

Общие положения о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданинаСовременное законодательство основывается на медико-социальных критериях в вопросе установления размера возмещения при причинении вреда здоровью, так как в основе расчета компенсационных выплат лежит критерий степени утраты профессиональной трудоспособности. У данного подхода, конечно, есть недостатки. По мнению А.М. Рабец, за пределами правового учета остаются «такие ситуации, при которых трудоспособность как бы вообще не утрачена, но в силу противопоказаний лицо не может выполнять работу по своей профессии, например, после травмы или в результате неблагоприятного воздействия на организм женщины вредных веществ ее трудоспособность не утрачена, но поражена репродуктивная функция организма. Имеет место парадокс: с точки зрения медицинской вред здоровью налицо, с точки зрения правовой он полностью отсутствует». В итоге «абсолютизация утраты трудоспособности как единственного критерия утраты здоровья таит в себе опасность игнорирования не только других сторон снижения жизнедеятельности, но и чисто медицинских данных, т.е. факта отсутствия анатомической целостности или поражения физиологических функций отдельных органов».

 

Рассматриваемый специальный деликт охватывает и случаи причинения вреда при исполнении обязанностей по договору. Согласно ст. 800 ГК ответственность перевозчика за вред, причиненный жизни или здоровью пассажира, определяется по правилам гл. 59 ГК, если законом или договором перевозки не предусмотрена повышенная ответственность перевозчика. В соответствии со ст. 1084 ГК вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в полиции и других соответствующих обязанностей возмещается по правилам, предусмотренным настоящей главой, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

 

Необходимо учитывать, что в случае причинения вреда жизни или здоровью при исполнении работником своих трудовых обязанностей компенсационные выплаты будут производиться прежде всего страховщиком — Фондом социального страхования РФ в порядке, предусмотренном Законом о страховании. Компенсационный механизм, предусмотренный Законом о страховании, практически идентичен нормам § 2 гл. 59 ГК, но имеет некоторые ограничения. Так, ст. 7 Федерального закона РФ от 02.12.2013 г. № 322-ФЗ «О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов» устанавливает, что максимальный размер ежемесячной страховой выплаты, исчисленный в соответствии со ст. 12 Закона о страховании не может превышать в 2014 году 61 920 руб., в 2015 году – 64 710 руб. и в 2016 году – 67 620 руб. Если размер выплат по социальному страхованию недостаточен для полного возмещения вреда, то потерпевший согласно п. 2 ст. 1 Закона о страховании вправе потребовать от работодателя возмещения причиненного вреда в части не покрытой социальным страхованием. При этом согласно п. 3 ст. 8 Закона о страховании компенсация морального вреда осуществляется исключительно работодателем.

 

Относительно возмещения вреда жизни или здоровью, причиненного при исполнении обязанностей военной службы, службы в полиции и др., следует указать, что специальным законодательством также предусматривается страховой механизм компенсации данного вреда. Например, в ч. 8 ст. 3 ФЗ от 07.11.2011 № 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» установлено, что в случае гибели (смерти) военнослужащих или граждан, призванных на военные сборы, наступившей при исполнении ими обязанностей военной службы (на военных сборах), либо их смерти, наступившей вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) либо заболевания, полученных ими при исполнении обязанностей военной службы до истечения одного года со дня увольнения с военной службы (отчисления с военных сборов или окончания военных сборов), выплачивается в равных долях единовременное пособие в размере 3 миллионов рублей.

 

В течение длительного времени суды общей юрисдикции отказывали потерпевшим — членам семей военнослужащих, погибших при исполнении своего долга, в выплате периодических платежей по правилам гл. 59 ГК, ссылаясь на то, что ими уже было получено единовременное пособие по правилам Закона о денежном довольствии военнослужащих. При этом делались выводы, что для привлечения к ответственности Российской Федерации в лице Минобороны России по правилам гл. 59 ГК необходимо наличие в деянии ответчика полного состава гражданского правонарушения, а так как в гибели военнослужащих виновны, например, боевики незаконных вооруженных формирований, то в удовлетворении требований к Минобороны России отказывалось. Потерпевшим рекомендовалось обратиться с требованиями к непосредственным причинителям, т.е. к скрывающимся в горах Кавказа боевикам.

 

Данная практика была преодолена под влиянием правовой позиции Конституционного Суда РФ. В связи с этим представляет интерес следующее дело. Истица, действуя в своих интересах и интересах несовершеннолетних детей, обратилась в суд с иском к Минобороны России о возмещении вреда, причиненного смертью кормильца в соответствии со ст. 1068 ГК, и компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что ее муж, старший лейтенант Вооруженных Сил РФ, погиб при исполнении военной службы при авиакатастрофе. Просила взыскать в ее пользу и пользу каждого ребенка в размере 39 158 руб. 28 коп., ежемесячные выплаты в размере 1 087 руб. 73 коп., компенсацию морального вреда в сумме 600 000 руб. каждому.

 

Решением суда иск был удовлетворен частично. С Минобороны России взыскана компенсация морального вреда в сумме 100 000 руб., в остальной части иска отказано.

 

В кассационной жалобе истица просила отменить решение суда в части отказа в удовлетворении ее иска о возмещении вреда, причиненного смертью кормильца, и увеличить размер компенсации морального вреда.

 

Судебная коллегия посчитала, что решение суда подлежит отмене, поскольку суд неправильно истолковал закон, подлежащий применению.

 

Согласно ст. 1084 ГК вред, причиненный жизни и здоровью гражданина при исполнении договорных обязанностей, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в полиции и других соответствующих обязанностей, возмещается по правилам, предусмотренным гл. 59 ГК, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

 

Как видно из Закона РФ от 22.01.1993 № 4331-1 «О статусе военнослужащих», Закон о военнослужащих предусматривает выплату единовременных пособий в связи со смертью военнослужащего в большем размере, т.е. устанавливает более высокий размер ответственности. Вместе с тем Закон о военнослужащих вовсе не предусматривает выплату ежемесячных платежей в возмещение вреда, причиненного смертью или увечьем военнослужащего, компенсацию морального вреда. Анализ указанных норм позволяет сделать вывод о том, что выплата единовременного пособия в любом размере не может привести к лишению потерпевшего права на получение возмещения в виде ежемесячных платежей.

 

Отказывая в иске о возмещении вреда в связи со смертью кормильца, суд указал на то, что вдове и несовершеннолетним детям погибшего в счет возмещения вреда выплачено единовременное пособие в размере 120 окладов денежного содержания каждому, а также назначена пенсия на истицу и детей по случаю потери кормильца.

 

Разрешая спор, суд не учел, что страхование жизни и здоровья военнослужащих — это дополнительная гарантия восстановления имущественных прав военнослужащих и их семей, так как предметом договора обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих является жизнь и здоровье военнослужащих, а не риск ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни и здоровью.

 

Согласно ст. 1089 ГК при определении размера возмещения вреда в связи со смертью кормильца пенсии, назначенные лицам в связи со смертью кормильца, а равно другие виды пенсий, назначенные как до, так и после смерти кормильца, в счет возмещения им вреда не засчитываются.

 

Согласно Постановлению Конституционного Суда РФ от 26.12.2002 № 17-П в конституционно-правовом смысле страховое обеспечение, полагающееся военнослужащим и приравненным к ним лицам наряду с иными выплатами, которые в целях возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью, могут быть установлены им на основании других законов, входит в гарантированный государством объем возмещения вреда, призванного компенсировать последствия изменения их материального и (или) социального статуса вследствие наступления страховых случаев, включая причиненный материальный и моральный вред.

 

Истица просит о возмещении вреда в связи со смертью кормильца в порядке, предусмотренном гл. 59 ГК, регулирующей правоотношения по возмещению вреда, основанием для возникновения ответственности за причинение вреда является факт причинения вреда и наличи вины.

 

Согласно п. 2 ст. 3 ГК нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать Гражданскому кодексу. Вместе с тем ст. 1084 ГК допускает отступления от норм гл. 59 ГК, в случае если законом или договором предусмотрен более высокий размер ответственности.

 

В соответствии со ст. 1089 ГК лицам, имеющим право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, ущерб возмещается в размере той доли заработка (дохода) умершего, которую они получали или имели право получать на свое содержание при его жизни.

 

Закон РФ «О статусе военнослужащих» не предусматривал такой вид возмещения, на что указывала истица, ущемляет их интересы и полагает, что в данном случае наряду с данным Законом подлежит применению норма ГК. При таких обстоятельствах решение суда нельзя признать законным, поэтому оно подлежит обмене (см. определение Московского областного суда от 14.03.2005 № 878).

 

Из анализа данного дела видео, что в настоящее время практика судов общей юрисдикции приведена в соответствии с ГК под влиянием правовой позиции Конституционного Суд РФ, а потерпевшие в случае причинения вреда жизни или здоровью при исполнении обязанностей военной службы (службы в полиции и др.) имеют право не только на единовременные страховые суммы, но и на выплату периодических платежей.

 

НАВЕРХ СТРАНИЦЫ

 
Рейтинг@Mail.ru