ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО
ТЕСТЫ

Обзор судебной практики Верховного суда РФ за II квартал 2005 года по уголовным делам

Вопросы квалификации преступлений

 

1. Действия   осужденного   переквалифицированы   с  убийства,

сопряженного с разбоем,  на  умышленное  причинение  тяжкого  вреда

здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности

смерть потерпевшего.

Эдильханов осужден   за   разбойное   нападение  с  незаконным

проникновением в жилище,  с применением предметов,  используемых  в

качестве   оружия,  с  причинением  тяжкого  вреда  здоровью  и  за

убийство, сопряженное с разбоем.

Установлено, что  Эдильханов,  имея  умысел на хищение денег у

потерпевшего путем  разбойного  нападения  с  применением  насилия,

опасного   для   жизни  и  здоровья,  проник  в  его  дом  и  нанес

потерпевшему   несколько   ударов   кулаком,   причинив    телесные

повреждения, от которых престарелый потерпевший потерял сознание.

Эдильханов связал потерпевшего и обыскал дом.  Не найдя денег,

нанес   потерпевшему   две  поверхностные  резаные  раны  коленного

сустава,  не расценивающиеся как вред здоровью,  но причинившие ему

физическую боль.  После этого потерпевший указал место,  где лежали

деньги.

Завладев деньгами,  Эдильханов  решил  причинить  потерпевшему

тяжкий  вред  здоровью.  Понимая,  что  в  результате  этого  может

наступить  смерть  потерпевшего,  он  отнесся к этому безразлично и

нанес ему удар кулаком в шею,  причинив телесное повреждение в виде

тупой   травмы   шеи   с  переломами  хряща  и  гортани,  обильного

кровоизлияния   в   мягкие   ткани   передней   поверхности    шеи,

расценивающееся как вред здоровью, опасный для жизни.

Смерть потерпевшего  наступила  на   месте   происшествия   от

механической  асфиксии,  развившейся  в  результате отека голосовой

щели,  вследствие тупой травмы шеи с переломом подъязычной кости  и

щитовидного хряща.

По приговору суда Эдильханов осужден по п.  «в» ч. 4 ст. 162 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В надзорной жалобе осужденный просил  о  переквалификации  его

действий  с  п.  «з»  ч.  2 ст.  105 УК РФ на ч.  4 ст.  111 УК РФ,

поскольку умысла на убийство потерпевшего у него  не  было.  Он  не

желал  и  не  предвидел возможности наступления смерти потерпевшего

при нанесении тому удара кулаком в шею.

Президиум Верховного  Суда  РФ  удовлетворил надзорную жалобу, указав следующее.

По смыслу  уголовного  закона  при  убийстве  умысел виновного

направлен  на  лишение  потерпевшего  жизни,   а   при   совершении

преступления,  предусмотренного  ч.  4  ст.  111  УК РФ,  отношение

виновного  к   наступлению   смерти   потерпевшего   выражается   в

неосторожности.

При решении  вопроса   о   направленности   умысла   виновного

следовало  исходить  из совокупности всех обстоятельств содеянного,

учитывая способ  и  орудие  преступления,  количество,  характер  и

локализацию    телесных   повреждений,   а   также   предшествующее

преступлению и последующее поведение виновного и  потерпевшего,  их

взаимоотношения.

Осужденный Эдильханов в ходе предварительного  следствия  и  в

судебных   инстанциях  последовательно  утверждал,  что,  нанося  в

темноте удар кулаком  потерпевшему,  он  не  предвидел  возможности

наступления от этих действий его смерти.  О том,  что он не желал и

не предвидел  наступления  смерти  потерпевшего,  свидетельствовали

обстоятельства совершения преступления.

Из материалов дела видно, что осужденный никаких предметов для

лишения  жизни  потерпевшего  не  применял,  нанес  лишь  один удар

кулаком  в  область  шеи,   приемам   единоборства   не   обучался,

специальными навыками не владел. Характер действий Эдильханова, его

последующее поведение также свидетельствовали об отсутствии у  него

прямого или косвенного умысла на лишение потерпевшего жизни.

Следовательно, вывод   суда   о    предвидении    Эдильхановым

наступления  от  его действий смерти потерпевшего не был основан на

материалах уголовного дела.  Отношение к смерти потерпевшего у него

выразилось в форме неосторожности.

При таких    условиях    Президиум    Верховного    Суда    РФ

переквалифицировал действия Эдильханова с п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ

на ч.  4  ст.  111  УК  РФ  (умышленное  причинение  тяжкого  вреда

здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности

смерть потерпевшего).

Постановление Президиума

Верховного Суда РФ N 306-П05

по делу Эдильханова

 

2. Действия  осужденного,  который  в  составе  организованной

группы  совершил  похищение  потерпевшего,  а  впоследствии  и  его

убийство,  обоснованно  квалифицированы  по  пп. «д», «ж», «к» ч. 2

ст. 105 и ч. 3 ст. 126 УК РФ (в ред. от 13 июня 1996 г.).

Установлено, что  Абраамян,  Ершов  и  Камышинский  в  составе

организованной  группы  договорились  совершить разбойное нападение на Б.

С этой целью они насильно посадили потерпевшего  в  автомашину

и,  угрожая  убийством  и  применением насилия,  потребовали выдать

вещи,  деньги  и  ценности.  Б.,  опасаясь  угроз,   согласился   с

требованиями  нападавших,  после чего они проникли в его квартиру и

похитили ценности.

Совершив разбойное нападение,  все трое поместили Б.  в подвал

гаража,  предоставленного  Камышинским,  где  удерживали  несколько

часов.

Затем с целью  убийства  они  вывезли  потерпевшего  в  лесной

массив,  где  в целях сокрытия совершенных преступлений Ершов нанес

Б.  два удара ножом в сердце, а Абраамян вонзил ему нож в сердце до

рукоятки.  После  этого  все  трое  облили  потерпевшего бензином и

подожгли,  от  полученных  повреждений  Б.   скончался   на   месте

преступления.

Действия Абраамяна квалифицированы судом по пп.  «а», «б» ч. 3

ст. 162, ч. 3 ст. 126 и пп. «в», «д», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В надзорной  жалобе  осужденный   Абраамян   просил   изменить

судебные  решения  в  части  его осуждения по ч.  3 ст.  126 УК РФ,

обосновывая свою просьбу тем,  что его действия были направлены  не

на похищение потерпевшего, а на его убийство.

Президиум Верховного Суда РФ не  нашел  оснований  для  отмены

судебных  решений  в  отношении  Абраамяна в части осуждения его по

ч. 3 ст. 126 УК РФ, поскольку после совершения разбойного нападения

Абраамян  и  другие  осужденные  по  этому делу совершили похищение

потерпевшего  —  захватили  его,  поместили  в  салон   автомобиля,

перевезли в другой населенный пункт,  где удерживали в течение семи

часов.  Как видно из приговора,  только после этого  у  них  возник

умысел на убийство потерпевшего.

Таким образом,  осужденные,  в том числе и Абраамян, полностью

выполнили объективную сторону преступления,  предусмотренного ч.  3

ст. 126 УК РФ.

Постановление Президиума

Верховного Суда РФ N 209-П05ПР

по делу Абраамяна и др.

 

3. Действия лица,  осужденного за разбой,  переквалифицированы

на грабеж,  поскольку они не были сопряжены с насилием, опасным для

жизни и здоровья потерпевшего, либо с угрозой его применения.

По приговору суда Тюрев и Герасименко осуждены по п.  «а» ч. 2

ст. 162 УК РФ (в ред. от 13 июня 1996 г.).

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда  оставила

приговор без изменения.

Судебная коллегия  по  уголовным  делам  Верховного  Суда   РФ

рассмотрела надзорную жалобу адвоката в защиту интересов Тюрева,  в

которой он просил переквалифицировать его  действия  на  грабеж,  и

изменила приговор по следующим основаниям.

Обоснованность осуждения  Тюрева  и  Герасименко  за   хищение

чужого   имущества   группой  лиц  по  предварительному  сговору  с

применением насилия к потерпевшему подтверждена материалами дела.

Так, потерпевший   в   ходе  предварительного  следствия  и  в

судебном  заседании  последовательно   и   полно   рассказывал   об

обстоятельствах совершения в отношении него действий, в частности о

том,  что 23 ноября 2001 г.  виновные сбили его с ног и, удерживая,

обыскали  карманы  и  завладели  пятисотрублевой  купюрой.  Он стал

оказывать сопротивление, но один из нападавших ударил его кулаком в

лицо. В дальнейшем глаз у него затек, была рассечена бровь.

Данные обстоятельства  подтверждены   в   судебном   заседании

результатами  осмотра  места  происшествия  с фототаблицами к нему,

вещественными доказательствами,  показаниями  свидетелей,  выводами

судебно-медицинской  экспертизы,  согласно  которой  у потерпевшего

обнаружена ушибленная рана верхнего века правого глаза, кровоподтек

правой орбитальной области, кровоизлияния в склеру правого глаза.

Между тем характер примененного насилия,  а также то,  было ли

оно   опасным   для   жизни  и  здоровья  потерпевшего,  определяют

квалификацию содеянного либо по п.  «г» ч.  2 ст.  161  УК  РФ  как

грабеж,  совершенный с применением насилия, не опасного для жизни и

здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, либо по ст. 162

УК РФ как разбой, т. е. нападение в целях хищения чужого имущества,

совершенное с применением насилия,  опасного для жизни и  здоровья,

или с угрозой применения такого насилия.

Однако продолжительность расстройства здоровья потерпевшего  в

заключении   судебно-медицинского   эксперта   не   указана;   лист

нетрудоспособности медицинским учреждением ему не выдавался,  о чем

он сообщил в судебном заседании.

Поэтому с  выводом  о  примененном  в  отношении  потерпевшего

насилии,  как опасном для жизни, а следовательно, и с квалификацией

действий осужденных как разбойное нападение,  Судебная коллегия  не

согласилась   и   судебные   решения   изменила:   действия  Тюрева

переквалифицировала  с  п. «а» ч. 2  ст. 162  УК РФ на пп. «а», «г»

ч. 2 ст. 161 УК РФ (в ред. от 8 декабря 2003 г.).

 

Определение N 9-Д04-43

по делу Тюрева и Герасименко

 

4. Осуждение лица по ст.  317 УК РФ за посягательство на жизнь

сотрудника милиции,  пытавшегося пресечь  противоправные  действия,

признано обоснованным.

Горячкин пришел в дом Д.,  где  из  хулиганских  побуждений  с

целью  убийства  нанес  ему  удары ножом в грудь и шею.  На крики о

помощи вышел находившийся в доме работник милиции  —  X.,  который,

пресекая  преступные  действия  Горячкина и исполняя свои служебные

обязанности  по  охране   общественного   порядка   и   обеспечения

общественной  безопасности,  потребовал  прекратить  насильственные

действия. В ответ на законные требования X. Горячкин, зная, что тот

является  работником милиции,  нанес ему удар ножом со значительной

силой в живот, пытался нанести еще удары, однако потерпевший оказал

активное сопротивление.

Своими действиями Горячкин причинил  потерпевшим  тяжкий  вред

здоровью. Его действия квалифицированы  судом  первой  инстанции по

ч. 3 ст. 30, п. «и» ч. 2 ст. 105 и ст. 317 УК РФ.

Суд кассационной инстанции приговор оставил без изменения.

В надзорной жалобе осужденный просил,  в  частности,  изменить

судебные  решения в части осуждения его по ст.  317 УК РФ,  указав,

что в приговоре не приведено данных,  свидетельствующих о том,  что

потерпевший  X.,  находясь  в  квартире  потерпевшего Д.,  выполнял

служебные обязанности, связанные с охраной общественного порядка.

Президиум Верховного  Суда  РФ  в  этой части надзорную жалобу

осужденного оставил без удовлетворения по следующим основаниям.

Диспозиция ст.  317  УК  РФ предусматривает ответственность за

посягательство  на  жизнь  сотрудника  правоохранительного  органа,

военнослужащего,  а  равно  их  близких  в целях воспрепятствования

законной деятельности указанных лиц по охране общественного порядка

и  обеспечению  общественной  безопасности  либо  из мести за такую

деятельность.

При этом обязательными признаками субъективной стороны данного

преступления   являются   цель   преступления   (воспрепятствование

законной деятельности указанных лиц по охране общественного порядка

и обеспечению общественной безопасности  —  стремление  прекратить,

изменить  такую  деятельность в настоящее время или в будущем) либо

мотив (месть за такую деятельность — за уже выполненные действия).

Судом установлено, что X., исполняя свои служебные обязанности

по  охране  общественного  порядка   и   обеспечению   общественной

безопасности,  потребовал  от  Горячкина  прекратить насильственные

действия. В ответ на законные требования X. Горячкин, зная, что тот

является работником милиции, с целью убийства нанес ему удар ножом.

При таких   обстоятельствах   суд   правильно   квалифицировал

действия  Горячкина в отношении работника милиции по ст.  317 УК РФ

как   посягательство   на   жизнь   работника   милиции   в   целях

воспрепятствования    его    законной    деятельности   по   охране

общественного порядка.

 

Постановление Президиума

Верховного Суда РФ N 229-П05

по делу Горячкина

 

Назначение наказания

 

5. Суд   кассационной   инстанции,  применив  принцип  полного

сложения наказаний, ухудшил положение осужденного.

По приговору  суда  Яшину  назначено  наказание в виде лишения

свободы по пп.  «б», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ пятнадцать лет, по

пп.  «а»,  «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ — три  года.  В  соответствии  со

ст. 69 УК РФ путем частичного сложения  наказаний  Яшину  назначено

семнадцать лет лишения свободы.

Суд кассационной   инстанции    переквалифицировал    действия

осужденного с пп.  «а»,  «в» ч.  2 ст. 158 УК РФ (в ред. от 13 июня

1996 г.) на пп.  «а»,  «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в ред. от 31 октября

2002  г.)  и  назначил наказание с применением ст.  65 УК РФ в виде

двух лет лишения свободы.  На основании ч.  3 ст.  69 УК  РФ  путем

частичного  сложения  наказаний  назначил  семнадцать  лет  лишения

свободы.

Таким образом,  Судебная коллегия фактически применила принцип

полного сложения  наказаний  (пятнадцать  лет  лишения  свободы  по

пп. «б»,  «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ и два года лишения свободы по

пп.  «а»,  «б» ч.  2 ст.  158 УК РФ),  что противоречило  принципу,

примененному   судом   первой   инстанции,   и  ухудшила  положение

осужденного.

Суд надзорной  инстанции  изменил судебные решения в отношении

Яшина  и  на  основании  ч.  3  ст.  69  УК  РФ   по   совокупности

преступлений,  предусмотренных  пп.  «б»,  «ж», «к»  ч. 2  ст. 105,

пп. «а»,  «б» ч.  2 ст.  158 УК РФ (в ред.  от 31 октября 2002 г.),

смягчил ему наказание до шестнадцати лет лишения свободы.

 

Постановление Президиума

Верховного Суда РФ N 102-П05

по делу Яшина

 

Процессуальные вопросы

 

6. Защитник  вправе  приносить   жалобы   на   решения   суда,

вынесенные  в  отношении  его  подзащитного,  и  участвовать  в  их

рассмотрении судом с момента допуска  к  участию  в  уголовном деле

(п. 10 ч. 1 ст. 53 УПК РФ).

Органами предварительного следствия адвокат К. была допущена к

участию в уголовном деле в качестве защитника обвиняемого Стаценко.

Адвокатом К.  в интересах обвиняемого Стаценко в установленный

законом  срок  была  принесена кассационная жалоба на постановление

судьи от 6 декабря 2004 г. о продлении срока содержания под стражей

обвиняемого Стаценко.

Судья постановил  указанную  жалобу  адвоката  «оставить   без

рассмотрения и возвратить адвокату К.», при этом сославшись на ч. 4

ст. 49, ст. 354 УПК РФ.

В постановлении  судьи  указано,  что  кассационную  жалобу на

судебное   решение   вправе   приносить   только   защитник   лица,

участвовавший   в   судебном   разбирательстве.   При  рассмотрении

ходатайства следователя о продлении срока содержания  Стаценко  под

стражей в судебном заседании 6 декабря 2004 г.  адвокат К.  участия

не принимала.  Ею не представлен выданный коллегией адвокатов ордер

на  право  принесения  кассационной жалобы на постановление судьи о

продлении  срока  содержания  Стаценко  под  стражей.  Имеющаяся  в

материалах  дела  копия  ордера  о  поручении  адвокату  К.  защиты

Стаценко  на  предварительном  следствии  не  свидетельствовала   о

заключении  с  ним  соглашения  на обжалование постановления судьи,

вынесенного после рассмотрения ходатайства следователя.

Судебная коллегия Верховного Суда РФ,  рассмотрев кассационную

жалобу адвоката в интересах Стаценко,  отменила постановление судьи

по следующим основаниям.

Из материалов дела видно,  что адвокат К.  осуществляла защиту

обвиняемого   Стаценко   на   стадии   предварительного  следствия.

Ходатайство о продлении срока содержания Стаценко под стражей  было

возбуждено и рассматривалось в рамках производства предварительного

следствия.  О рассмотрении данного ходатайства в судебном заседании

адвокат К.  была извещена следователем как защитник обвиняемого.  В

судебное заседание  она  явилась  в  качестве  защитника  Стаценко,

однако  не  была допущена к участию в процессе ввиду того,  что «не

представила ордер на защиту интересов Стаценко в суде».

Между тем  из постановления и протокола судебного заседания не

видно,  по каким основаниям  не  были  приняты  судом  во  внимание

имеющиеся  в материалах дела данные,  представленные следователем в

подтверждение полномочий адвоката К.,  осуществлявшей по соглашению

защиту Стаценко на предварительном следствии.

В частности,  имелись заявление Стаценко о его желании,  чтобы

на  предварительном  следствии  защиту  его  интересов осуществляла

адвокат К.,  и ордер адвоката К. на защиту интересов обвиняемого на

предварительном  следствии.  На  момент  возбуждения  ходатайства о

продлении срока содержания Стаценко под стражей и рассмотрения  его

судьей  обвиняемый  и  его  защитник  К.  знакомились с материалами

уголовного дела в соответствии с положениями ст.  217 УПК  РФ.  Это

ходатайство было  возбуждено  по  основаниям,  предусмотренным ч. 7

ст. 109 УПК РФ.

Согласно ч.  4  ст.  108  УПК  РФ  вопрос  о  продлении  срока

содержания под стражей подлежит рассмотрению с  участием  защитника

обвиняемого, если он участвует в уголовном деле.

В силу п.  8 ч. 4 ст. 47 УПК РФ обвиняемый вправе пользоваться

помощью защитника.  Как установлено п.  10 ч.  1 ст.  53 УПК РФ,  с

момента  допуска  к  участию  в  уголовном  деле  защитник   вправе

приносить  жалобы  на  решения  суда,  вынесенные  в  отношении его

подзащитного.

Данных, свидетельствующих  об  отказе  обвиняемого Стаценко от

защитника К., в материалах дела не имелось.

 

Определение N 36-О05-2

по делу Стаценко

 

7. Суд  первой  инстанции  в  случае  отказа  государственного

обвинителя   от   обвинения   обязан  принять  отказ  прокурора  от

обвинения.

Государственный обвинитель,   выступая   в  судебных  прениях,

отказался от  поддержания  обвинения  по ч.  3 ст. 30, пп. «в», «к»

ч. 2 ст.  105 УК РФ. Однако по приговору суда Стружко осужден в том

числе и по ч. 3 ст. 30, пп. «в», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Суд кассационной инстанции с решением суда согласился.

Президиум Верховного Суда РФ,  рассмотрев  дело  по  надзорной

жалобе осужденного,  отменил судебные решения в отношении Стружко в

части его осуждения по ч.  3 ст.  30,  пп. «в», «к» ч. 2 ст. 105 УК

РФ,  а  дело  прекратил  за  отсутствием  в  его  действиях состава

преступления и указал следующее.

Постановлением Конституционного  Суда  Российской Федерации от

20 апреля 1999 г.  N 7-П  «По  делу  о  проверке  конституционности

положений  пунктов  1 и 3 части первой статьи 232,  части четвертой

статьи 248  и  части  первой  статьи  258  Уголовно-процессуального

кодекса  РСФСР  в  связи  с  запросами  Иркутского  районного  суда

Иркутской  области  и  Советского  районного  суда  города  Нижнего

Новгорода»  ч.  4  ст.  248  УПК  РСФСР  (действовавшего  во  время

рассмотрения  судом  данного  дела),  как  допускавшая  при  отказе

прокурора  от  обвинения  осуществление  судом  не свойственной ему

обязанности по обоснованию  предъявленного  органами  расследования

обвинения,  признана  не  соответствующей  ст.  49 и ч.  3 ст.  123

Конституции Российской Федерации.

Поэтому после  отказа  прокурора  от  поддержания  обвинения в

указанной части суд по данному делу не должен был принимать на себя

обоснование   виновности   Стружко   в   совершении   преступления,

предусмотренного ч. 3 ст. 30, пп. «в», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

При таких  обстоятельствах  осуждение  Стружко за покушение на

убийство нельзя признать законным.

Постановление Президиума

Верховного Суда РФ N 122-П05

по делу Стружко

 

8. Заключение   о   наличии   в   действиях   лица   признаков

преступления вынесено с нарушением требований главы 52 УПК РФ.

Рассмотрев представление исполняющего обязанности Генерального

прокурора РФ,  коллегия  из  трех  судей  областного  суда  вынесла

определение о наличии в действиях судьи М.  признаков преступления,

предусмотренного ч. 1 ст. 305 УК РФ.

Судебная коллегия   по  уголовным  делам  Верховного  Суда  РФ

отменила  определение  коллегии  и  направила  материалы  на  новое

судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Заместитель Генерального    прокурора    РФ    в     надзорном

представлении  поставил  вопрос об отмене кассационного определения

Судебной  коллегии  в  отношении  М.   В   обоснование   надзорного

представления  указано,  что  М.  не пригласил в суд защитника и не

заявлял  ходатайства  о  рассмотрении  представления  прокурора   с

участием защитника. Вынесение судом определения, а не заключения не

являлось основанием для отмены судебного решения.

Президиум Верховного  Суда  РФ оставил надзорное представление

без удовлетворения по следующим основаниям.

Судебная коллегия,  принимая  решение  об  отмене  определения

коллегии  из  трех  судей  областного  суда,  правильно  указала  в

определении,  что в нарушение требований,  содержащихся в чч. 2 и 3

ст.  448 УПК РФ,  материалы дела в отношении  судьи  рассмотрены  в

отсутствие    защитника,    из    протокола   судебного   заседания

усматривается,  что М. не было разъяснено его право воспользоваться

услугами и помощью защитника.

В нарушение ч. 3 ст. 16 Закона Российской Федерации «О статусе

судей  в  Российской Федерации» и ст.  448 УПК РФ вывод о наличии в

действиях М.  признаков преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 305

УК РФ, коллегией судей сделан без исследования представленных в суд

материалов.

В протоколе  судебного  заседания  отсутствовали данные о том,

что указанные материалы оглашались,  суд не сослался  на  них  и  в

своем определении, какой-либо оценки они не получили.

В определении суда первой инстанции не приведено обоснования и

мотивов  принятого решения,  не указано,  на основании каких данных

коллегия пришла  к  выводу  о  наличии  в  действиях  М.  признаков

преступления.

Как видно   из   протокола   судебного   заседания,   судебное

разбирательство    ограничилось    тем,    что   прокурор   огласил

представление,  после  чего  было  заслушано  мнение  прокурора  по

данному представлению и допрошен сам М.

Затем коллегия судей удалилась в совещательную комнату,  а  по

возвращении огласила определение.

Таким образом,  коллегия из  трех  судей  вывод  о  наличии  в

действиях  М.  признаков  преступления  сделала  на  основе оценки,

данной органами прокуратуры, а не в результате собственного анализа

исследованных судом данных.

При таких   обстоятельствах   суд    кассационной    инстанции

обоснованно признал,  что нарушения уголовно-процессуального закона

привели  к  ограничению   прав   М.,   а   несоблюдение   процедуры

судопроизводства   могло  повлиять  на  вынесение  обоснованного  и

справедливого решения.

Кроме того,   по   результатам  рассмотрения  представления  в

соответствии с ч.  3 ст.  448 УПК РФ  суд  дает  заключение,  форма

которого определена в приложении N 14 к ст. 477 УПК РФ.

Постановление Президиума

Верховного Суда РФ N 121-П05ПР

по делу М.

 

9. В соответствии с требованиями п. 7 ч. 1 ст. 447, п. 10 ч. 1

ст.  448  УПК  РФ в отношении следователя установлен особый порядок

производства по уголовным делам,  решение о возбуждении  уголовного

дела   в   отношении   него  принимается  прокурором  на  основании

заключения  судьи  районного  суда  по  месту  совершения   деяния,

содержащего  признаки  преступления.  По  приговору  суда Селютина,

работавшая следователем следственного отдела при отделе  внутренних

дел,    осуждена    за   незаконное   освобождение   от   уголовной

ответственности подозреваемого и за фальсификацию доказательств  по

делу.

В кассационной  жалобе  осужденная   просила   приговор   суда

отменить, а дело производством прекратить.

Судебная коллегия  по  уголовным  делам  Верховного  Суда   РФ

приговор отменила по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями п.  7 ч.  1 ст.  447, п. 10 ч. 1

ст.  448  УПК  РФ в отношении следователя установлен особый порядок

производства по уголовным делам,  решение о возбуждении  уголовного

дела   в   отношении   него  принимается  прокурором  на  основании

заключения  судьи  районного  суда  по  месту  совершения   деяния,

содержащего признаки преступления.

Эти требования закона органами следствия не выполнены.

По делу в отношении Селютиной решение о возбуждении уголовного

дела принято не прокурором  города,  как  этого  требует  закон,  а

следователем  прокуратуры  города.  Это  решение  следователя  было

согласовано с заместителем прокурора города.

Поскольку  указанное    нарушение     уголовно-процессуального

закона — нарушение процедуры возбуждения уголовного дела —  привело

к ограничению гарантированных законом прав осужденной,  приговор не

может быть признан законным и обоснованным.

Учитывая, что  уголовное дело в отношении Селютиной возбуждено

с нарушением закона,  а собранные по делу  доказательства  являются

недопустимыми, Судебная коллегия приговор в отношении нее отменила,

а уголовное преследование прекратила.

Определение N 46-О04-101

по делу Селютиной

 

10. Лицо,  выданное иностранным государством,  не  может  быть

привлечено  в  качестве  обвиняемого без согласия государства,  его

выдавшего,  за  преступление,  не  указанное  в  запросе  о  выдаче

(ст. 461 УПК РФ).

Чижов был привлечен к  уголовной  ответственности  в  качестве

обвиняемого  28  января  2004  г.,  его действия органами следствия

были  квалифицированы  по пп.  «а»,  «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ. В

тот же день вынесено постановление о розыске Чижова.

2 февраля 2004 г.  он объявлен в  международный  розыск,  и  в

отношении  него  избрана  мера  пресечения  в  виде  заключения под

стражу.

Впоследствии Чижов был задержан полицией Финляндии.

По запросу прокуратуры г. Москвы и на основании договора между

СССР  и Финляндской Республикой о правовой защите и правовой помощи

по гражданским,  семейным  и  уголовным  делам Чижов, обвиняемый по

пп. «а»,  «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, был выдан правоохранительным

органам Российской Федерации.

14 июля 2004 г.  Чижову предъявлено обвинение по пп.  «б», «в»

ч. 4 ст. 162 и пп. «а», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Он признан  виновным  в  совершении  разбойного  нападения  на

граждан КНР по предварительному сговору,  с применением  оружия,  в

целях завладения имуществом в особо крупном размере,  с причинением

тяжкого вреда здоровью,  а также в убийстве двух лиц,  из корыстных

побуждений, сопряженном с разбоем.

Московским городским судом Чижов осужден по пп.  «а», «з» ч. 2

ст. 105 и пп. «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ.

Судебная коллегия  по  уголовным  делам  Верховного  Суда  РФ,

рассмотрев  дело,  удовлетворила представление прокурора и изменила

приговор по следующим основаниям.

Согласно ч.  1  ст.  461  УПК  РФ  лицо,  выданное иностранным

государством,  не может быть привлечено в качестве обвиняемого  без

согласия государства,  его выдавшего, за преступление, не указанное

в запросе о выдаче.

Таким образом,  Чижов  без  согласия Финляндской Республики не

мог быть  привлечен  к  уголовной  ответственности   и  осужден  по

пп. «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ.

В связи с этим Судебная коллегия отменила приговор Московского

городского  суда  в  отношении  Чижова  в  части  осуждения  его по

пп. «б»,  «в» ч.  4 ст. 162 УК РФ, тот же приговор в отношении него

изменила:  исключила квалифицирующий признак п. «з» ч. 2 ст. 105 УК

РФ — «сопряженное с разбоем».

Определение N 5-О04-182

по делу Чижова

 

11. Исходя  из  положений  п.  4  ч.  2   ст.   131   УПК   РФ

вознаграждение,  выплачиваемое  эксперту  за  исполнение  им  своих

служебных  обязанностей  в  ходе  уголовного  судопроизводства,   к

процессуальным издержкам не относится.

Судом взыскано с законного  представителя  несовершеннолетнего

осужденного  —  Федькушевой в пользу Архангельского областного бюро

судебно-медицинских  экспертиз  4650   руб.,   израсходованных   на

производство судебных экспертиз в экспертном учреждении.

Однако, как   видно    из    материалов    уголовного    дела,

судебно-медицинская   экспертиза   для  установления  обстоятельств

наступления смерти потерпевшего проводилась Архангельским областным

бюро   судебно-медицинских   экспертиз   по   заданию   следователя

прокуратуры,  т. е. в порядке служебного задания. Поэтому исходя из

положений,  содержащихся в п. 4 ч. 2 ст. 131 УПК РФ, вознаграждение

экспертам за исполнение ими своих обязанностей  в  ходе  уголовного

судопроизводства   в   данном  случае  не  может  быть  отнесено  к

процессуальным издержкам.

При таких обстоятельствах Президиум Верховного Суда РФ изменил

состоявшиеся судебные решения:  исключил  указание  о  взыскании  с

законного    представителя    несовершеннолетнего   осужденного   —

Федькушевой    в    пользу    Архангельского    областного     бюро

судебно-медицинских   экспертиз   4650   руб.,  израсходованных  на

производство судебных экспертиз в экспертном учреждении.

Постановление Президиума

Верховного Суда РФ N 111-П05

по делу Федькушева

 

12. Процессуальные  издержки  в  порядке  регресса  взысканы с

осужденного.

По приговору  суда  Рянцев  осужден  за  совершение ряда особо

тяжких  преступлений  к  одиннадцати  годам   лишения   свободы   с

отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

При производстве по уголовному делу  по  назначению  принимали

участие  два  адвоката.  Судья,  удовлетворив  заявления адвокатов,

постановил произвести оплату их труда в сумме 36 540 руб.  за  счет

государства.  После  исполнения  данного  решения  судья постановил

взыскать эту сумму с осужденного.

На данное  решение  судьи осужденный Рянцев подал кассационную

жалобу,  в которой указывал,  что расходы по  осуществлению  защиты

должны  быть  возложены  на  государство,  так как его материальное

положение не позволяет ему компенсировать эту сумму.

Судебная коллегия  постановление судьи оставила без изменения,

а кассационную жалобу осужденного — без удовлетворения.

В соответствии с ч.  1 ст.  132 УПК РФ процессуальные издержки

взыскиваются  с  осужденного  или  возмещаются  за   счет   средств

федерального  бюджета.  В  последнем  случае  —  при  имущественной

несостоятельности лица,  с которого они должны быть взысканы (ч.  6

ст. 132 УПК РФ).

Суд кассационной   инстанции    указал,    что    имущественно

несостоятелен  осужденный  лишь  в  настоящее время.  Рянцев молод,

является   трудоспособным   лицом,   его   материальное   положение

изменится,  и  он  будет  иметь  материальную  возможность погасить

задолженность перед государством.

Определение N 64-О04-19

по делу Рянцева

 

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

 

1. Периоды нахождения в отпуске по уходу за ребенком  подлежат

включению  в  стаж работы по специальности при досрочном назначении

пенсии,  если указанные периоды имели место до 6  октября  1992  г.

(времени  вступления  в  силу   Закона   Российской  Федерации   от

25 сентября 1992 г.  «О внесении изменений и  дополнений  в  Кодекс

законов  о  труде  РСФСР»,  с  принятием  которого названный период

перестал включаться в специальный стаж работы в  случае  назначения

пенсии  на  льготных условиях),  независимо от времени обращения за

назначением пенсии  и  времени  возникновения  права  на  досрочное

назначение пенсии по старости.

Отказывая во  включении  в  стаж  работы  истицы  периодов  ее

нахождения  в  отпуске  по уходу за ребенком,  президиум областного

суда исходил из того,  что на  момент  ее  обращения  в  управление

Пенсионного  фонда  Российской  Федерации  за назначением досрочной

пенсии  действовал  Федеральный   закон   от  17  декабря  2001  г.

«О трудовых   пенсиях   в   Российской   Федерации»,   которым   не

предусмотрено включение отпуска по уходу за ребенком в стаж, дающий

право на досрочное назначение трудовой пенсии. Не предусматривается

такая  возможность  и  действующим  Трудовым  кодексом   Российской

Федерации,  в соответствии со ст.  256 которого отпуска по уходу за

ребенком засчитываются в общий и непрерывный трудовой стаж, а также

в  стаж  работы по специальности (за исключением случаев назначения

пенсии на льготных условиях).

Между тем президиумом не было учтено, что до вступления в силу

Закона  Российской  Федерации  от  25 сентября  1992  г.  N  3543-I

«О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР»,

с принятием которого период нахождения женщины в отпуске  по  уходу

за  ребенком  перестал  включаться в стаж работы по специальности в

случае назначения пенсии на льготных условиях,  действовала ст. 167

КЗоТ   РСФСР,  предусматривавшая  включение  указанного  периода  в

специальный стаж  работы,  дающий  право  на  досрочное  назначение

пенсии по старости.

Таким образом,  учитывая,  что  ч. 2  ст. 6, ч. 4 ст. 15, ч. 1

ст. 17,  ст.ст.  18,  19  и  ч.  1  ст.  55  Конституции Российской

Федерации по своему смыслу предполагают правовую  определенность  и

связанную  с  ней  предсказуемость законодательной политики в сфере

пенсионного обеспечения,  необходимые  для  того,  чтобы  участники

соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть

последствия  своего  поведения  и  быть  уверенными  в   том,   что

приобретенное  ими  на  основе  действующего законодательства право

будет уважаться властями и будет  реализовано,  периоды  нахождения

истицы  в  отпуске  по уходу за ребенком подлежали включению в стаж

работы по специальности при досрочном назначении пенсии по старости

независимо  от времени ее обращения за назначением пенсии и времени

возникновения  у  нее  права  на  досрочное  назначение  пенсии  по

старости.

Истица по  делу  находилась  в  отпуске по уходу за ребенком в

период с 7 июня 1980 г.  по 12 апреля 1981 г., с 25 февраля 1991 г.

по 31 августа 1992 г., т. е.  данные периоды времени имели место до

вступления  в  силу  Закона  Российской  Федерации  от 25  сентября

1992 г.  N 3543-I,  и суд первой инстанции обоснованно включил их в

трудовой стаж, необходимый для назначения досрочной трудовой пенсии

по старости.

Судебная коллегия по  гражданским  делам  Верховного  Суда  РФ

определение  президиума  областного  суда  в  части  отмены решения

районного  суда  и  вынесения  нового  решения  об  отказе  в  иске

отменила, оставив в силе решение районного суда.

Определение N 45-В05-5

 

2. Вывод суда надзорной инстанции  о  том,  что  заявление  об

установлении  трудового  стажа  для  назначения  пенсии не подлежит

рассмотрению  в  порядке  гражданского  судопроизводства,   признан

незаконным.

Т. обратилась  в  суд  с  заявлением  об  установлении  факта,

имеющего юридическое значение,  ссылаясь на то, что в период с 1942

по  1946   год   включительно   работала   в   сельскохозяйственной

организации,  документов  об  этом  не  имеется,  архивы колхоза не

сохранились,  органами Пенсионного  фонда  Российской  Федерации  в

установлении  стажа  за  указанный  выше  период  по  свидетельским

показаниям отказано, а ей это необходимо для исчисления пенсии.

Решением районного  суда  заявление удовлетворено:  установлен

факт работы  заявительницы  в  сельскохозяйственной  организации  в

период с 1942 по 1946 год включительно.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Президиум областного  суда  отменил  решение  суда и прекратил

производство по делу,  сославшись на то, что в соответствии с п. 31

Правил  подсчета  и подтверждения страхового стажа для установления

трудовых   пенсий   (утвержденных   постановлением    Правительства

Российской  Федерации  от  24  июля  2002 г.  N 555,  действующих в

редакции от 8 августа 2003  г.)  установление  периодов  работы  по

свидетельским     показаниям    производится    решением    органа,

осуществляющего  пенсионное  обеспечение;  кроме   того,   согласно

постановлению  Пленума Верховного Суда СССР от 21 июня 1985 г.  N 9

«О судебной практике  по  делам  об  установлении  фактов,  имеющих

юридическое значение» в судебном заседании не могут рассматриваться

заявления об установлении трудового стажа (для назначения  пенсий).

Таким  образом,  считал  президиум  областного  суда,  удовлетворяя

заявление Т., суд вышел за пределы своих полномочий.

Между тем,  как  усматривается  из  решения  суда,  пенсионным

органом Т.  было отказано в  установлении  стажа  по  свидетельским

показаниям,  о  чем  она указывала в заявлении при обращении в суд.

Следовательно,  имел  место  спор  между  гражданином  и   органом,

осуществляющим пенсионное обеспечение.  Такой спор в силу п. 1 ч. 1

ст. 22 ГПК РФ и п. 7 ст. 18 Федерального закона «О трудовых пенсиях

в   Российской   Федерации»  подлежит  рассмотрению  в  суде  общей

юрисдикции.  Прекращая  производство  по  данному  делу,  президиум

областного суда нарушил право заявительницы на судебную защиту.

Что касается ссылки в постановлении президиума областного суда

на постановление  Пленума  Верховного  Суда СССР от 21 июня 1985 г.

N 9,  то  оно  в   приведенной   президиумом   части   противоречит

действующему законодательству Российской Федерации.

Удовлетворив заявленные требования,  суд фактически рассмотрел

спор,  связанный с назначением и выплатой пенсии. Поскольку органом

Пенсионного  фонда  Российской  Федерации  было   отказано   Т.   в

установлении   стажа  работы  по  свидетельским  показаниям,  то  в

соответствии с п.  7 ст. 18 Федерального закона «О трудовых пенсиях

в  Российской  Федерации»  она  была  вправе  в случае несогласия с

решением пенсионного органа обжаловать его в вышестоящий пенсионный

орган (по отношению к органу,  вынесшему соответствующее решение) и

(или) оспорить в суде.  Поэтому вывод суда  надзорной  инстанции  о

том,   что   данное   дело   не  подлежит  рассмотрению  в  порядке

гражданского судопроизводства,  противоречит  вышеназванным  нормам

как материального, так и процессуального закона.

Учитывая обстоятельства,  Судебная  коллегия  по   гражданским

делам   Верховного   Суда   РФ  отменила  постановление  президиума

областного суда, оставив в силе решение районного суда.

Определение N 67-В05-5

 

3. Отказ   в  возмещении  вреда  по  случаю  потери  кормильца

курсанту  военного  образовательного  учреждения  профессионального

образования признан законным.

В соответствии со ст.  1084 ГК РФ вред,  причиненный жизни или

здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, а также

при исполнении обязанностей военной  службы,  службы  в  милиции  и

других   соответствующих  обязанностей,  возмещается  по  правилам,

предусмотренным главой 59 ГК РФ,  если  законом  или  договором  не

предусмотрен более высокий размер ответственности.

Согласно ч.  1 ст.  1088 Кодекса в случае смерти  потерпевшего

(кормильца)  право на возмещение вреда имеют нетрудоспособные лица,

состоявшие на иждивении умершего или  имевшие  ко  дню  его  смерти

право на получение от него содержания.

В силу ч. 2 указанной статьи Кодекса вред возмещается учащимся

старше восемнадцати лет до окончания учебы в учебных учреждениях по

очной форме обучения, но не более чем до двадцати трех лет.

Таким образом, действие данной правовой нормы распространяется

на граждан, имеющих статус учащихся.

Как видно   из   дела,   истица  является  курсантом  военного

института.

В силу ст.  2  Федерального  закона  от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ

«О статусе   военнослужащих»   (с   последующими   изменениями    и

дополнениями)    курсанты    военных   образовательных   учреждений

профессионального образования относятся к военнослужащим.

Судом установлено,    что    истица    находится   на   полном

государственном  обеспечении  и  на  основании  контракта  получает

дополнительное денежное содержание.

При таких обстоятельствах,  отказывая в удовлетворении иска  в

части  возмещения  вреда  по  случаю  потери  кормильца  с  момента

достижения истицей совершеннолетия, суд правомерно исходил из того,

что она не может считаться находившейся на иждивении умершего.

Следовательно, вывод суда об отказе в  удовлетворении  иска  в

части   возмещения   вреда  по  случаю  потери  кормильца  является

правильным.

Определение N 41-В05-1

 

4. До  установления  порядка индексации сумм возмещения вреда,

выплачиваемых  инвалидам-чернобыльцам  исходя  из  роста   величины

прожиточного   минимума,   защита   от  инфляции  указанных  выплат

предусматривалась  на  основе  роста  минимального  размера  оплаты

труда.

К. обратился  в  суд  с  иском  к  военному  комиссариату   об

индексации   сумм   возмещения  вреда  здоровью  и  взыскании  сумм

индексации.

В обоснование   своих   требований  он  указал,  что  является

инвалидом II группы с утратой 80% профессиональной трудоспособности

в  связи с увечьем,  полученным при участии в работах по ликвидации

последствий  аварии  на  Чернобыльской  АЭС,  и  получает  суммы  в

возмещение   вреда,  причиненного  здоровью.  В  связи  с  решением

районного суда от 11 марта 1998 г.  военный комиссариат обязан  ему

выплачивать  в  возмещение вреда ежемесячную денежную компенсацию с

последующей индексацией в установленном законом порядке.

Заявитель просил    суд    произвести    индексацию   денежной

компенсации с 1 июля 2000 г.  и взыскать задолженность, ссылаясь на

то, что индексация за это время не применялась.

Решением районного суда от 16  марта  2001  г.  требования  К.

удовлетворены:  с  военного  комиссариата  взыскана задолженность в

установленном размере  и  военный  комиссариат  обязан  выплачивать

определенную  денежную компенсацию ежемесячно,  начиная с 1 февраля

2001 г., с последующей индексацией в установленном законом порядке.

При принятии  решения  суд  первой  инстанции,  руководствуясь

Федеральным законом от 24 июля 1998 г.  N 125-ФЗ  «Об  обязательном

социальном  страховании  от  несчастных  случаев  на производстве и

профессиональных   заболеваний»   (с  последующими  изменениями)  и

ст.ст. 1 и 3 Федерального закона от 19 июня 2000 г.  «О минимальном

размере оплаты труда»,  произвел  индексацию  выплат  в  возмещение

вреда   здоровью  пропорционально  повышению  минимального  размера

оплаты труда с 1 июля 2000 г.  в 1,581 раза и с 1 января 2001 г.  в

1,515  раза,  определил новый размер ежемесячных выплат и взыскал в

пользу истца недополученные денежные суммы.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Президиум городского  суда,  изменяя   решение   суда   первой

инстанции,  исходил  из  того,  что  на  основании  ст.ст.  1  и  3

Федерального закона от 19  июня  2000  г.  «О  минимальном  размере

оплаты труда» применение минимального размера оплаты труда возможно

только  для  определения  и  увеличения  выплат  возмещения  вреда,

причиненного  увечьем либо иным повреждением здоровья,  связанным с

исполнением   трудовых   обязанностей,    а    при    установленных

обстоятельствах  выплаты  инвалидам-чернобыльцам  к такой категории

отнести нельзя.

Между тем  президиумом  городского суда не было учтено,  что в

соответствии с ч.  3 ст.  5 Закона Российской Федерации от  15  мая

1991  г.  N  1244-I  «О  социальной  защите  граждан,  подвергшихся

воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» (в

ред.  от  24  ноября  1995 г.) предусматривается защита от инфляции

сумм возмещения вреда в  полном  размере  в  порядке,  определяемом

законодательством   Российской  Федерации  об  индексации  денежных

доходов  и  сбережений  граждан,  в  том  числе  на  основе   роста

минимального размера оплаты труда.

На основании ч.  3 ст. 5 этого Закона (в редакции от 24 ноября

1995  г.),  ст.  1 Закона  РСФСР  от  24 октября  1991 г.  N 1799-I

«Об индексации денежных доходов и сбережений граждан  в  РСФСР»  (в

ред.   от  24  декабря  1993  г.),  ст.  318  ГК  РФ  (в  редакции,

действовавшей  с  1  января  1995  г.  до  29  ноября   2002   г.),

допускавшими  возможность  индексации данных выплат пропорционально

увеличению  в  централизованном  порядке   установленного   законом

минимального   размера   оплаты   труда,   суды  вправе  произвести

индексацию за период с 1 июля 2000 г.  до 1 января 2001 г. с учетом

величин  минимального  размера  оплаты  труда,  указанных  в ст.  1

Федерального закона от 19 июня  2000  г.  N  82-ФЗ  «О  минимальном

размере  оплаты  труда».  Таким  образом,  суммы  возмещения  вреда

индексируются с применением коэффициента роста минимального размера

оплаты  труда  с  1 июля  2000 г.,  равного 1,581 (132:83,49),  а с

1 января 2001 г. — с учетом коэффициента, равного 1,515 (200:132).

В соответствии с ч.  3 ст. 2 Федерального закона от 12 февраля

2001  г.  N  5-ФЗ  «О  внесении  изменений  и  дополнений  в  Закон

Российской  Федерации  «О  социальной защите граждан,  подвергшихся

воздействию радиации вследствие катастрофы  на  Чернобыльской  АЭС»

суммы  ежемесячных  выплат,  предусмотренных чч.  1 и 2 этой нормы,

подлежали  ежегодной  индексации  пропорционально  росту   величины

прожиточного минимума в целом по Российской Федерации.  Несмотря на

то,  что указанная норма вступила в силу  с  15  февраля  2001  г.,

первая  ежегодная  индексация  с учетом роста прожиточного минимума

могла быть произведена только  по  истечении  данного  календарного

года, т. е.  с января 2002 г.  Постановлением Конституционного Суда

Российской  Федерации  от  19  июня  2002   г.   N   11-П   признан

противоречащим конституционным принципам справедливости, равенства,

соразмерности,  умаляющим  право  на  возмещение   вреда   здоровью

граждан,   пострадавших   в  результате  чернобыльской  катастрофы,

установленный взаимосвязанными нормами ч.  3 ст.  5 базового Закона

(в ред.  от 12 февраля 2001 г.) и ч. 3 ст. 2 Федерального закона от

12 февраля 2001 г.  N 5-ФЗ порядок индексации сумм возмещения вреда

здоровью  исходя  из  роста величины прожиточного минимума за год в

целом по Российской Федерации.

Поскольку федеральным  законодательством  и  законодательством

субъектов  Российской  Федерации  предусмотрено  определение   лишь

абсолютной    величины    прожиточного    минимума   для   основных

социально-демографических   групп   и   только   с   ежеквартальной

периодичностью,  суд  вправе самостоятельно определить индекс роста

величины прожиточного минимума за год как соотношение среднегодовой

величины  прожиточного  минимума  для пенсионеров за истекший год к

среднегодовой величине прожиточного  минимума  для  пенсионеров  за

предыдущий год.  Среднегодовая величина прожиточного минимума может

быть исчислена путем  сложения  ежеквартальных  абсолютных  величин

прожиточного  минимума и деления их суммы на количество кварталов в

году, т. е. на четыре.

Сведения о величине прожиточного минимума,  которые суд вправе

использовать для определения индекса  роста  величины  прожиточного

минимума,  должны исходить от органа исполнительной власти субъекта

Российской Федерации,  уполномоченного нормативным  правовым  актом

субъекта  Российской  Федерации на исчисление величины прожиточного

минимума и потребительской корзины  в  данном  субъекте  Российской

Федерации, либо от федерального органа исполнительной власти.

Учитывая изложенное,  Судебная коллегия по  гражданским  делам

Верховного  Суда  РФ  отменила  постановление президиума городского

суда, оставив в силе решение районного суда.

Определение N 78-В04-35

 

Процессуальные вопросы

 

5. При  рассмотрении иска об освобождении от ареста имущества,

которое было конфисковано по приговору суда,  указание в  приговоре

суда  о  том,  что  это имущество приобретено на средства,  добытые

преступным путем, преюдициального значения не имеет.

Отменяя решение суда об удовлетворении иска об освобождении от

ареста квартиры,  которая была конфискована по  приговору  суда,  и

принимая  новое  решение об отказе заявительнице в иске,  президиум

областного суда признал ошибочным вывод  суда  первой  инстанции  о

том,   что   не   имеет  преюдициального  значения  для  разрешения

заявленного иска об освобождении  от  ареста  квартиры  указание  в

приговоре   суда   о  конфискации  квартиры  как  приобретенной  на

средства, добытые преступным путем.

С таким выводом согласиться нельзя.

В соответствии с ч. 4 ст. 61 ГПК РФ вступивший в законную силу

приговор   суда   по   уголовному   делу   обязателен   для   суда,

рассматривающего дело о гражданско-правовых  последствиях  действий

лица,  в  отношении  которого  вынесен приговор суда,  по вопросам,

имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Из приведенной нормы Кодекса следует,  что преюдициальными для

гражданского дела являются выводы суда по двум вопросам:  имели  ли

место  сами действия и совершены ли они определенным лицом.  Другие

факты, содержащиеся в приговоре, преюдициального значения для суда,

рассматривающего гражданское дело, не имеют.

В связи с  этим  содержащееся  в  приговоре  суда  указание  о

конфискации  определенного имущества не лишает заинтересованных лиц

права  предъявить  иск  об  освобождении  имущества  от  ареста   и

возможности   удовлетворения  этого  иска  в  порядке  гражданского

судопроизводства.

Определение N 6-В05-3

 

6. Президиум областного суда не вправе отказать в рассмотрении

переданного  ему  определением  судьи  Верховного  Суда  РФ дела по

надзорной жалобе.

Определением президиума областного суда в  рассмотрении  дела,

направленного  для  рассмотрения  по  существу  определением  судьи

Верховного Суда РФ,  отказано со ссылкой на то,  что оно направлено

для рассмотрения в президиум в нарушение подсудности, установленной

ст. 377 ГПК РФ.

Данный вывод  суда надзорной инстанции основан на неправильном

толковании ст. 377 ГПК РФ.

В соответствии  с  ч.  2 ст.  377 ГПК РФ президиуму областного

суда подсудны дела по надзорным жалобам на  вступившие  в  законную

силу  решения и определения областного суда,  принятые им по первой

инстанции,  если указанные решения и определения не были  предметом

кассационного   или   надзорного   рассмотрения  в  Верховном  Суде

Российской Федерации;  на кассационные определения областного суда;

на  апелляционные решения и определения районных судов области;  на

вступившие в законную силу судебные приказы,  решения и определения

районных судов и мировых судей.

По данному  делу  в  надзорном  порядке   обжалуются   решение

районного  суда  и  кассационное  определение  судебной коллегии по

гражданским делам областного суда, т. е. те судебные постановления,

надзорные  жалобы  на  которые  должны  рассматриваться президиумом

областного  суда.  На  это  и  было  указано  в  определении  судьи

Верховного    Суда   РФ,   которым   дело   по   надзорной   жалобе

государственного  учреждения   —   управления   Пенсионного   фонда

Российской   Федерации  области  направлено»  для  рассмотрения  по

существу в президиум областного суда.

При вынесении  определения  президиум  областного суда не учел

того,  что в соответствии с ч.  3 ст.  377 Кодекса надзорная жалоба

государственного   учреждения   —   управления   Пенсионного  фонда

Российской Федерации области не может быть рассмотрена по  существу

Верховным   Судом  РФ  до  того,  как  по  ней  не  будет  вынесено

постановление президиума областного суда.

Таким образом,  президиум  областного  суда нарушил требования

ст. 390 ГПК РФ, определяющей полномочия суда надзорной инстанции. В

силу с этой нормы суд, рассмотрев дело в порядке надзора, вправе:

1) оставить судебное постановление  суда  первой,  второй  или

надзорной   инстанции   без   изменения,   надзорную   жалобу   или

представление прокурора о пересмотре дела в порядке надзора  —  без

удовлетворения;

2) отменить судебное постановление  суда  первой,  второй  или

надзорной  инстанции  полностью  либо  в  части и направить дело на

новое рассмотрение;

3) отменить  судебное  постановление  суда первой,  второй или

надзорной инстанции полностью либо в части и оставить заявление без

рассмотрения либо прекратить производство по делу;

4) оставить  в  силе  одно  из  принятых  по   делу   судебных

постановлений;

5) отменить либо изменить судебное постановление суда  первой,

второй   или   надзорной   инстанции   и   принять  новое  судебное

постановление,  не передавая дело  для  нового  рассмотрения,  если

допущена ошибка в применении и толковании норм материального права;

6) оставить надзорную жалобу или представление  прокурора  без

рассмотрения по  существу  при  наличии  оснований, предусмотренных

ст. 380 Кодекса.

Полномочиями по   отказу   в   рассмотрении   переданного  ему

определением судьи Верховного Суда  РФ  дела  по  надзорной  жалобе

президиум областного суда не наделен.

Определение президиума областного суда отменено как незаконное

и   нарушающее   установленную   ч.   4  ст.  33  ГПК  РФ  норму  о

недопустимости  споров  о  подсудности  между   судами   Российской

Федерации.

Определение N 13-В05-7

 

Ответы  на вопросы

 

Процессуальные вопросы

 

Вопрос 1: Правомерно ли возложение на истца, освобожденного от

уплаты   государственной   пошлины  в  соответствии  с  действующим

законодательством  (иск   подан   в   защиту   прав   потребителя),

обязанности  уплатить  государственную  пошлину в случае,  если при

рассмотрении  дела  в  первой  инстанции  удовлетворены  требования

истца,  а  при дальнейшем пересмотре дела вынесено решение в пользу

ответчика?

Ответ: Статьей  333-36  НК РФ  определен  перечень  граждан  и

организаций, освобожденных от уплаты государственной пошлины.

Согласно ч.  1  ст.  103  ГПК РФ издержки,  понесенные судом в

связи с рассмотрением дела,  и государственная пошлина,  от  уплаты

которых   истец   был  освобожден,  взыскиваются  с  ответчика,  не

освобожденного от уплаты судебных расходов,  в  федеральный  бюджет

пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

Таким образом,   возложение   на   истца,   освобожденного   в

соответствии    с    действующим    законодательством   от   уплаты

государственной пошлины,  обязанности ее уплатить,  в случае,  если

при  рассмотрении  дела в первой инстанции удовлетворены требования

истца,  а при дальнейшем пересмотре дела вынесено решение в  пользу

ответчика, неправомерно.

Вопрос 2:   Можно   ли   на   стадии    исполнения    судебных

постановлений,  при решении вопроса о надлежащем извещении должника

и   иных   лиц,   участвующих   в   исполнительном    производстве,

руководствоваться    положениями   главы   10   ГПК   РФ,   которая

устанавливает формы и порядок извещения лиц, участвующих в судебном

разбирательстве?

Ответ: Федеральный закон от 21 июля 1997 г. «Об исполнительном

производстве»  не содержит нормы,  которая устанавливала бы порядок

надлежащего   извещения   лиц,   участвующих    в    исполнительном

производстве.  При этом стадия исполнения судебных решений является

завершающей стадией гражданского процесса.

Форма и   порядок   извещения   лиц,  участвующих  в  судебном

разбирательстве, предусмотрены главой 10 ГПК РФ.

В соответствии с ч.  4 ст.  1 ГПК РФ в случае отсутствия нормы

процессуального права,  регулирующей отношения,  возникшие  в  ходе

гражданского судопроизводства,  федеральные суды общей юрисдикции и

мировые  судьи  применяют  норму,  регулирующую  сходные  отношения

(аналогия закона).

Исходя из изложенного и учитывая положения ч.  4 ст. 1 ГПК РФ,

на  стадии  исполнения судебных постановлений при решении вопроса о

формах  и  порядке  надлежащего  извещения  должника  и  иных  лиц,

участвующих в исполнительном производстве,  можно руководствоваться

положениями главы 10 ГПК РФ,  которая устанавливает формы и порядок

извещения лиц, участвующих в судебном разбирательстве.

 

Вопросы применения Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях

 

Вопрос 3:  Можно  ли  возбудить   дело   об   административном

правонарушении  в  случае  вынесения  постановления  о  прекращении

уголовного дела,  если ранее было  принято  решение  о  прекращении

производства  по  делу об административном правонарушении в связи с

возбуждением по данному факту уголовного  дела?  С  какого  момента

следует  исчислять  сроки  давности  привлечения к административной

ответственности по делу об административном правонарушении в случае

прекращения уголовного дела?

Ответ: В  случае  прекращения  уголовного   дела   наличие   в

действиях  лица  признаков  административного  правонарушения может

служить  основанием  для  возбуждения  производства  по   делу   об

административном правонарушении.

При этом необходимо учитывать  сроки  давности  привлечения  к

административной  ответственности,  предусмотренные  ч.  1 ст.  4.5

КоАГТ  РФ,  по  истечении   которых   производство   по   делу   об

административном  правонарушении  не  может быть начато,  а начатое

производство подлежит прекращению.

Согласно ч.  4  ст.  4.5 КоАП РФ в случае отказа в возбуждении

уголовного дела или прекращения уголовного дела,  но при наличии  в

действиях  лица  признаков  административного правонарушения сроки,

установленные ч.  1 настоящей статьи,  начинают исчисляться со  дня

принятия  решения об отказе в возбуждении уголовного дела или о его

прекращении.

Днем принятия  решения об отказе в возбуждении уголовного дела

следует  считать  дату  вынесения   постановления   об   отказе   в

возбуждении  уголовного  дела,  а  в  случае прекращения уголовного

дела — день вынесения постановления о его прекращении.

При исчислении  сроков давности привлечения к административной

ответственности в  случае  вынесения  постановления  о  прекращении

уголовного  дела,  если  ранее  принималось  решение  о прекращении

производства по делу об административном правонарушении, необходимо

засчитывать  время  с  момента совершения правонарушения до момента

возбуждения уголовного дела.

При повторном    возбуждении    дела    об    административном

правонарушении  постановление   о   прекращении   производства   по

первоначально возбужденному делу об административном правонарушении

должно быть отменено и производство по делу возобновлено,  при этом

сроки давности, предусмотренные ст. 4.5 КоАП РФ, должны исчисляться

с момента совершения административного правонарушения.

Вопрос 4:  В  каком  порядке  надлежит  рассматривать  дела об

административных правонарушениях,  предусмотренных ч.  2  ст.  19.3

КоАП  РФ,  в случае,  если ставится вопрос о назначении такого вида

административного наказания, как административный арест?

Ответ: Согласно ч. 2 ст. 19.3 КоАП РФ неповиновение гражданина

(за исключением осужденных,  отбывающих наказание  в  виде  лишения

свободы   в   уголовно-исполнительном   учреждении,  а  также  лиц,

подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений и содержащихся

под   стражей   в  иных  учреждениях)  законному  распоряжению  или

требованию  сотрудника  органов  уголовно-исполнительной   системы,

военнослужащего  либо  другого лица при исполнении ими обязанностей

по обеспечению безопасности и охране этих учреждений, поддержанию в

них   установленного  режима,  охране  и  конвоированию  осужденных

(подозреваемых,  обвиняемых)  влечет  наложение   административного

штрафа  в  размере  от  пяти  до десяти минимальных размеров оплаты

труда или административный арест на срок до пятнадцати суток.

В соответствии   с   ч.   1   ст.   23.4   КоАП   РФ  дела  об

административных правонарушениях,  предусмотренных ч.  2  ст.  19.3

КоАП РФ,  рассматривают органы и учреждения уголовно-исполнительной

системы.

Вместе с   тем  такой  вид  административного  наказания,  как

административный арест,  в силу ч.  1 ст.  3.9 КоАП РФ  назначается

судьей.

Следовательно, органы  и  учреждения   уголовно-исполнительной

системы не могут назначать административный арест.

Судьи рассматривают дела об административных  правонарушениях,

предусмотренных статьями, перечисленными в ч. 1 ст. 23.1 КоАП РФ, и

могут рассматривать дела,  предусмотренные  статьями,  указанными в

ч. 2  ст.  23.1  КоАП  РФ  (в  случае  передачи им дела органом или

должностным лицом).

Часть 2 ст.  19.3 КоАП РФ в этом перечне отсутствует,  поэтому

дела данной категории не могут быть переданы на рассмотрение  судье

до внесения соответствующих изменений в Кодекс Российской Федерации

об административных правонарушениях.

Таким образом,  наказание  в виде административного ареста при

применении ч.  2 ст.  19.3  КоАП  РФ  до  внесения  соответствующих

изменений в названный Кодекс не может быть назначено.

Вопрос 5:  Каким образом должен взыскиваться  административный

штраф,  наложенный  за совершение административного правонарушения,

предусмотренного главой 12 КоАП РФ, без составления протокола?

Ответ: Согласно  ч.  1  ст.  28.6  КоАП РФ в случае,  если при

совершении     административного     правонарушения     назначается

административное    наказание    в    виде    предупреждения    или

административного  штрафа  в   размере,   не   превышающем   одного

минимального  размера  оплаты  труда,  а  при  нарушении таможенных

правил — в размере,  не  превышающем  десяти  минимальных  размеров

оплаты   труда,  протокол  об  административном  правонарушении  не

составляется,  а уполномоченным на то должностным  лицом  на  месте

совершения     административного     правонарушения     оформляется

предупреждение либо налагается и взимается административный  штраф.

В     случае     совершения    административного    правонарушения,

предусмотренного главой  12  КоАП  РФ,  постановление  о  наложении

административного штрафа оформляется в порядке,  указанном ст. 32.3

Кодекса, а административный штраф взимается в порядке, определенном

статьей 32.2 КоАП РФ.

Часть 2 ст.  28.6 КоАП РФ устанавливает,  что в  случае,  если

лицо,  в  отношении  которого  возбуждено  дело об административном

правонарушении,  оспаривает   наличие   события   административного

правонарушения  и  (или) назначенное ему административное наказание

либо отказывается  от  уплаты  административного  штрафа  на  месте

совершения административного правонарушения,  составляется протокол

об административном правонарушении.

Таким образом, ст. 28.6 КоАП РФ закрепляет специальные правила

и основания упрощенного производства без составления  протокола  об

административных правонарушениях.

Следовательно, на    месте    совершения     административного

правонарушения   соответствующим   должностным  лицом,  назначившим

наказание,  выдается   постановление-квитанция   установленного   в

соответствии  с ч.  1 ст.  32.3 Кодекса образца лицу,  совершившему

административное правонарушение, предусмотренное главой 12 Кодекса,

наказание  за которое установлено в виде административного штрафа в

размере,  не превышающем одного минимального размера оплаты  труда,

при    условии,    если    он   не   оспаривает   наличие   события

административного правонарушения и назначенное ему административное

наказание,  а  также  не  отказывается  от уплаты административного

штрафа.

Административный штраф,      наложенный      за     совершение

административного правонарушения,  предусмотренного главой 12  КоАП

РФ,  должен  быть  уплачен  в  банк  или иную кредитную организацию

лицом,  привлеченным к административной ответственности,  в  сроки,

определенные ч. 1 ст. 32.2 Кодекса.

В случае невыполнения обязанности по уплате  административного

штрафа  должностное  лицо,  наложившее  это  наказание,  обращает к

принудительному исполнению вынесенное  им  постановление-квитанцию,

которое  является исполнительным документом в смысле подп.  6 п.  1

ст.  7  Федерального  закона  «Об  исполнительном  производстве»  и

основанием для взыскания в установленном законом порядке.

Вопрос 6: Возможен ли пересмотр решения судьи областного суда,

которым  смягчена  административная ответственность,  установленная

постановлением судьи районного суда  по  делу  об  административном

правонарушении  за  нарушение  таможенного законодательства,  после

истечения   годичного   срока   привлечения   к    административной

ответственности,   если  это  решение  вынесено  в  нарушение  норм

материального права?

Ответ: В  силу  ст.  4.5  КоАП  РФ  постановление  по  делу об

административном  правонарушении,  в   том   числе   за   нарушение

таможенного  законодательства,  не может быть вынесено по истечении

одного года со дня совершения административного правонарушения.

После истечения  этого  срока  согласно  ст.  24.5 и п. 3 ч. 1

ст. 30.7  Кодекса   вопрос   об   ответственности   за   совершение

административного правонарушения обсуждаться не может,  так как это

ухудшает положение лица, в отношении которого ведется производство.

Таким образом,   пересмотр   решения  судьи  областного  суда,

которым смягчена  административная  ответственность,  установленная

постановлением  судьи  районного  суда  по делу об административном

правонарушении за  нарушение  таможенного  законодательства,  после

истечения    годичного   срока   привлечения   к   административной

ответственности,  даже если это решение вынесено в  нарушение  норм

материального права, невозможен.

Вопрос 7:  Как оформляется решение об  отказе  в  рассмотрении

протеста  прокурора,  внесенного в порядке надзора на решение судьи

по делу об административном правонарушении,  если  ранее  по  этому

делу аналогичный протест оставлен без удовлетворения постановлением

заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации?

Ответ: Согласно  ч.  2 ст.  30.10 КоАП РФ протест прокурора на

решение по жалобе на  постановление  по  делу  об  административном

правонарушении    рассматривается   в   порядке,      установленном

ст.ст. 30.4 — 30.8 Кодекса.

Таким образом,  по результатам рассмотрения протеста прокурора

на решение по жалобе на постановление по делу  об  административном

правонарушении  выносится  одно  из  решений,  перечисленных в ч. 1

ст. 30.7 Кодекса.

Поэтому в  случае оставления без удовлетворения постановлением

заместителя  Председателя  Верховного  Суда  Российской   Федерации

протеста  прокурора,  внесенного в порядке надзора на решение судьи

по делу об административном правонарушении,  последующее решение об

отказе  в  рассмотрении вновь поступившего протеста,  поскольку оно

будет приниматься тем же должностным лицом,  может быть оформлено в

виде письма.

Вопрос 8:  Может  ли  быть   привлечено   к   административной

ответственности  лицо  за действия (бездействие),  если по этому же

факту совершения противоправных действий (бездействия) лица имеется

постановление  о  прекращении уголовного дела в связи с примирением

сторон?

Ответ: Статьей  25  УПК  РФ  и  ст.  76  УК  РФ  предусмотрена

возможность прекращения уголовного дела и освобождения от уголовной

ответственности в связи с примирением сторон.

Уголовное дело  возбуждается  в  случае  совершения  виновного

общественно   опасного   деяния,  запрещенного  Уголовным  кодексом

Российской Федерации под угрозой уголовного наказания.

Прекращение уголовного  дела  в  связи с примирением сторон по

своей правовой сути означает отсутствие у  потерпевшего  каких-либо

требований  к  обвиняемому,  но  не означает отсутствия в действиях

обвиняемого состава преступления.

Так как    уголовно    наказуемое    деяние    отличается   от

административного правонарушения степенью  общественной  опасности,

при  прекращении  уголовного дела в связи с примирением сторон лицо

не может быть  привлечено  к  административной  ответственности  по

этому   же  факту  совершения  противоправных  действий,  поскольку

совершенное им деяние административным правонарушением не является.

В то  же  время,  если  в  действиях  лица  содержится  состав

административного   правонарушения,   не   связанный   с   уголовно

наказуемым   деянием,   по  факту  совершения  которого  состоялось

примирение сторон,  лицо может быть привлечено  к  административной

ответственности.

Вопрос 9:  Может ли иностранный  гражданин  быть  привлечен  к

административной  ответственности в соответствии с ч.  2 ст.  18.10

КоАП  РФ  в  случае  осуществления  им  трудовой  деятельности   на

основании  устного  заверения  работодателя  о том,  что на данного

работника получено разрешение на работу?

Ответ: Частью  2  ст.  18.10  КоАП  РФ  (в ред.  от 25 октября

2004 г.)   предусмотрена   административная   ответственность    за

осуществление   иностранным  гражданином  трудовой  деятельности  в

Российской Федерации без разрешения на работу.

Согласно  п.  1 ст.  2  Федерального закона от 25 июля 2002 г.

N 115-ФЗ «О правовом положении  иностранных  граждан  в  Российской

Федерации» (в ред.  от 2 ноября 2004 г.) разрешение на работу — это

документ,  подтверждающий право иностранного работника на временное

осуществление   на   территории   Российской   Федерации   трудовой

деятельности или право иностранного гражданина, зарегистрированного

в  Российской Федерации в качестве индивидуального предпринимателя,

на осуществление предпринимательской деятельности.

В соответствии с п. 4 ст. 13 Закона работодатель, пригласивший

иностранного   гражданина   в   Российскую   Федерацию   в    целях

осуществления  трудовой  деятельности,  обязан обеспечить получение

иностранным гражданином разрешения на работу.

Порядок выдачи  разрешения  на  работу  и перечень документов,

представляемых одновременно с заявлением  о  выдаче  разрешения  на

работу,   закреплен   в   постановлении   Правительства  Российской

Федерации от 30 декабря 2002 г. N 941, которым утверждено Положение

о  выдаче  иностранным гражданам и лицам без гражданства разрешения

на работу.

В соответствии   с   пп.   5,  6  и  21  названного  Положения

работодателю вменяется в обязанность  получение  в  территориальном

органе внутренних дел для каждого иностранного работника разрешения

на работу и обязанность передать разрешение на работу  иностранному

работнику,  на  имя которого оно оформлено,  до начала его трудовой

деятельности на территории Российской Федерации.

Вместе с тем согласно п. 4 ст. 13 Закона иностранный гражданин

имеет  право  осуществлять  трудовую  деятельность  на   территории

Российской Федерации только при наличии разрешения на работу.

Таким образом,  обязанности работодателя обеспечить  получение

иностранным   гражданином   разрешения  на  работу  корреспондирует

обязанность   иностранного   гражданина    осуществлять    трудовую

деятельность только после получения разрешения.

Следовательно, иностранный гражданин в случае осуществления им

трудовой деятельности на основании устного заверения работодателя о

том,  что на этого гражданина получено разрешение на работу,  может

быть  привлечен к административной ответственности в соответствии с

ч. 2 ст. 18.10 КоАП РФ.

Вопрос 10:  Какие  органы  в  связи с упразднением федеральных

органов  налоговой  полиции  уполномочены  рассматривать  дела   об

административных правонарушениях,  предусмотренных ч.  3 ст.  14.16

КоАП РФ?

Ответ: До   30   июня   2003   г.   дела  об  административных

правонарушениях,  предусмотренных ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ (нарушение

иных   правил  розничной  продажи  алкогольной  и  спиртосодержащей

продукции), могли рассматривать:

— федеральные органы налоговой полиции (ст. 23.6 Кодекса);

— органы  государственной  инспекции  по  торговле,   качеству

товаров и защите прав потребителей (ст. 23.49 Кодекса);

— органы,   осуществляющие   государственный    контроль    за

производством   и   оборотом   этилового   спирта,   алкогольной  и

спиртосодержащей продукции (ст. 23.50 Кодекса).

Федеральным законом  от  30  июня  2003  г.  N 86-ФЗ в связи с

упразднением Федеральной налоговой полиции ст.  23.6 КоАП  РФ  была

признана утратившей силу.

Вместе с тем этим же Законом были внесены изменения в ст. 23.3

КоАП  РФ,  которыми  право  рассматривать  дела об административных

правонарушениях,  предусмотренных   ч.   3   ст.   14.16   Кодекса,

предоставлено органам внутренних дел.

Таким образом,  рассматривать указанные дела в соответствии  с

действующим законодательством уполномочены следующие органы:

—  органы внутренних дел (ст. 23.3 Кодекса);

— органы   государственной  инспекции  по  торговле,  качеству

товаров и защите прав потребителей (ст. 23.49 Кодекса);

— органы,    осуществляющие    государственный   контроль   за

производством  и   оборотом   этилового   спирта,   алкогольной   и

спиртосодержащей продукции (ст. 23.50 Кодекса).

Вопрос 11:  Вправе ли прокурор приносить протест  на  судебные

акты,   которыми   не   разрешается  дело  по  существу  (например,

определение о возвращении дела об административном правонарушении)?

Ответ: В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 25.11 КоАП РФ прокурор в

пределах своих полномочий вправе приносить протест на постановление

по  делу об административном правонарушении независимо от участия в

деле,  а также совершать иные предусмотренные  федеральным  законом

действия.

Согласно  ст.  6  Федерального   конституционного   закона  от

31 декабря   1996   г.  N  1-ФКЗ  «О  судебной  системе  Российской

Федерации» (в ред.  от 5 апреля 2005 г.) и ч.  3 ст.  1 ГПК РФ  под

понятие   «судебные   постановления»  подпадают  судебные  приказы,

решения суда, определения суда.

Анализ приведенных  выше правовых норм позволяет сделать вывод

о том,  что п.  3 ч.  1 ст.  25.11 КоАП РФ предоставляет  прокурору

право  приносить протест на судебные акты,  которыми не разрешается

дело по существу  (например,  определение  о  возвращении  дела  об

административном правонарушении).

Вопрос 12:  Какие  нормы  —   Жилищного   кодекса   Российской

Федерации  или Жилищного кодекса РСФСР — следует применять суду при

рассмотрении дел,  которые приняты к производству судом до 1  марта

2005 г. и до настоящего времени не были рассмотрены по существу?

Ответ: В ст.  1  Федерального  закона  от  29 декабря 2004  г.

«О введении  в  действие  Жилищного  кодекса  Российской Федерации»

предусмотрено,  что Жилищный кодекс Российской Федерации вводится в

действие с 1 марта 2005 г.

По общему  правилу  вновь  принятый  правовой  акт  регулирует

только те правоотношения,  которые возникают после вступления его в

законную силу, если иное не предусмотрено в самом акте.

Часть 1   ст.  6  ЖК  РФ  устанавливает,  что  акты  жилищного

законодательства не имеют обратной силы и  применяются  к  жилищным

отношениям, возникшим после введения его в действие.

В соответствии с ч.  2 той же  статьи  Кодекса  действие  акта

жилищного   законодательства  может  распространяться  на  жилищные

отношения,  возникшие до введения его в действие, только в случаях,

прямо предусмотренных этим актом.

Согласно ст.  5 Федерального закона  «О  введении  в  действие

Жилищного  кодекса  Российской  Федерации»  к  жилищным отношениям,

возникшим до  введения  в  действие  Жилищного  кодекса  Российской

Федерации, Жилищный кодекс Российской Федерации применяется в части

тех прав и обязанностей,  которые возникнут после  введения  его  в

действие,    за   исключением   случаев,   предусмотренных   данным

Федеральным законом.

Исходя из    изложенного    и    учитывая,   что   к   спорным

правоотношениям    применяются    нормы    материального     права,

действовавшие  на  момент  их возникновения,  суду при рассмотрении

дел,  производство по которым возникло до 1 марта 2005 г. и которые

до  настоящего  времени  не  были рассмотрены по существу,  следует

применять положения Жилищного кодекса РСФСР,  если  самим  Жилищным

кодексом   Российской   Федерации   не  определено,  что  на  такие

правоотношения следует распространять положения  Жилищного  кодекса

Российской Федерации.

Вопрос 13: В каком порядке могут быть оспорены решения органов

местного  самоуправления  об  отказе  в  принятии на учет граждан в

качестве нуждающихся в жилых помещениях?

Ответ: В  ч.  3  ст.  54  ЖК РФ предусмотрено,  что решение об

отказе в принятии граждан на учет в качестве  нуждающихся  в  жилых

помещениях может быть обжаловано в судебном порядке.

В соответствии с ч.  3 ст. 52 Кодекса принятие на учет граждан

в  качестве  нуждающихся  в жилых помещениях осуществляется органом

местного самоуправления на основании заявлений граждан.

Исходя из  положений ст.  254 ГПК РФ,  гражданин,  организация

вправе оспорить  в  суде  решение,  действие  (бездействие)  органа

государственной    власти,    органа    местного    самоуправления,

должностного лица,  государственного или муниципального  служащего,

если считают, что нарушены их права и свободы.

Статья 247  ГПК   РФ   содержит   общие   положения,   которые

распространяются    на   все   дела,   возникающие   из   публичных

правоотношений,  в том числе и  об  оспаривании  решений,  действий

(бездействия)  органов  государственной  власти,  органов  местного

самоуправления,  должностных лиц,  государственных и  муниципальных

служащих, и предусматривает, что при наличии спора о праве поданное

гражданином заявление должно  рассматриваться  в  порядке  искового

производства, а не по правилам главы 25 ГПК РФ.

На стадии постановки граждан на учет в качестве нуждающихся  в

жилых  помещениях  отсутствует  спор  о  праве  на жилое помещение,

поскольку жилищные правоотношения еще не возникли. Данные отношения

носят  публичный  характер,  так  как гражданин оспаривает действия

органа местного самоуправления.

Исходя из  изложенного решения органов местного самоуправления

об отказе в принятии на учет граждан в качестве нуждающихся в жилых

помещениях  могут  быть оспорены в порядке,  определенном главой 25

ГПК РФ.

Вопрос 14:  Можно  ли  применять  положения ст.  108 ЖК РСФСР,

которая предусматривала наличие льгот  для  определенных  категорий

граждан  при  выселении  из служебного помещения,  после введения в

действие Жилищного кодекса  Российской  Федерации,  если  право  на

льготу  возникло  у  гражданина  до  введения  в действие Жилищного

кодекса Российской Федерации?

Ответ: Статья   108   ЖК   РСФСР   устанавливала   льготы  для

определенных  категорий  граждан  при   выселении   из   служебного

помещения.

В ст.  103 ЖК РФ значительно сокращен перечень лиц, которые не

могут   быть   выселены   из   служебного   жилого   помещения  без

предоставления  иного  жилого  помещения.  В   частности,   в   ней

отсутствует  указание  на  лиц,  проработавших  на  предприятии,  в

учреждении,  организации,   предоставивших   им   жилое   служебное

помещение, не менее 10 лет, и иные категории граждан.

Согласно ч.  1 ст.  6 ЖК РФ  акты  жилищного  законодательства

применяются  к жилищным отношениям,  возникшим после введения его в

действие.

В соответствии  со  ст.  5  Федерального  закона «О введении в

действие  Жилищного  кодекса  Российской  Федерации»   к   жилищным

отношениям,  возникшим  до  введения  в  действие Жилищного кодекса

Российской Федерации,  его положения применяются в части тех прав и

обязанностей,  которые возникнут после введения его в действие,  за

исключением случаев, предусмотренных данным Федеральным законом.

Из вышеизложенного следует,  что если у лица возникло право на

льготу по  основаниям,  перечисленным  в  ст.  108  ЖК  РСФСР,  оно

сохраняется  и  после  введения в действие нового Жилищного кодекса

Российской Федерации.

При этом  отсутствие  в  ст.  103  ЖК  РФ  указания  на данную

категорию граждан не является основанием для  лишения  их  прав  на

льготы,  которые  были  приобретены ими по нормам Жилищного кодекса

РСФСР,  поскольку  Жилищный  кодекс  Российской   Федерации   может

применяться  только  к тем правоотношениям,  которые возникли после

введения его в действие.

Таким образом,  если  к  моменту введения в действие Жилищного

кодекса  Российской  Федерации  у  лица  при   наличии   оснований,

указанных   в   ст.   108  ЖК  РСФСР,  возникло  право  на  льготы,

предусмотренные данной нормой,  то к спорным правоотношениям  можно

применять  положения  ст.  108 ЖК РСФСР и после введения в действие

Жилищного кодекса Российской Федерации;  если же лицо  до  1  марта

2005  г.  не  приобрело право на льготы,  предусмотренные названной

статьей, то на него положения данной нормы не распространяются.

 

Вопросы пенсионного, материального обеспечения и алиментных обязательств лиц, проходивших военную службу и службу в органах внутренних дел

 

Вопрос 15:  Подлежат ли пересмотру пенсии  лицам,  проходившим

военную  службу,  службу  в  органах  внутренних  дел  в  период  с

1 февраля 1993 г.  по  30  июня  1996  г.  в  связи  с  увеличением

минимального размера оплаты труда, установленного законодательством

на основании положения ст.  43 и п.  «а» ст.  49 Закона  Российской

Федерации от 12 февраля 1993 г.  N 4468-I «О пенсионном обеспечении

лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, и

их семей» в редакции, действовавшей до 1 июля 1996 г.?

Подлежат ли  пересмотру  пенсии  лицам,  проходившим   военную

службу,  службу  в  органах  внутренних  дел,  которые обратились с

требованиями о перерасчете пенсии в 2005 году в связи с увеличением

минимального  размера  оплаты  труда,  за период с 1993 года,  если

ответчиком  заявлено  требование  о  пропуске  срока  давности  для

обращения в суд?

Ответ: В силу ст. 43 Закона Российской Федерации от 12 февраля

1993 г.  «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу,

службу в органах внутренних дел,  и  их  семей»  (в  первоначальной

редакции)   денежное   довольствие,   не   превышающее  10-кратного

минимального размера оплаты труда, установленного законодательством

Российской Федерации,  учитывалось при исчислении пенсии полностью,

а остальная его часть — в размере 50 процентов.

Федеральным законом от 28 ноября 1995 г.  N 186-ФЗ «О внесении

изменений и дополнений в Закон Российской Федерации  «О  пенсионном

обеспечении  лиц,  проходивших  военную  службу,  службу  в органах

внутренних дел,  и их семей» в указанный выше  Закон  были  внесены

изменения,  в  соответствии  с  которыми  названная норма исключена

(Закон в данной части вступил в силу с 1 июля 1996 г.).

Исходя  из  этого граждане, которые получали пенсию в период с

1 февраля 1993 г.  по 30 июня 1996 г., оказались в худшем положении

по  сравнению  с  лицами,  которые обратились за назначением пенсии

после 1 июля 1996 г.,  поскольку на протяжении этого периода пенсия

им  выплачивалась  в  заниженном  размере,  так  как  при повышении

минимального  размера   оплаты   труда,   если   размер   денежного

довольствия становился ниже, чем 10-кратный размер МРОТ, перерасчет

пенсии не производился.

Следовательно, с  того момента,  когда при очередном повышении

минимального размера  оплаты  труда  10-кратный  размер  МРОТ  стал

превышать сумму денежного довольствия, рассчитанного для исчисления

пенсии,  пенсия  подлежала  перерасчету  исходя  из  полной   суммы

денежного довольствия.

Перерасчет пенсии   является   обязанностью   государственного

органа,  производящего  выплату  пенсии,  и не требует специального

обращения пенсионера.

В соответствии  со  ст.  58  Закона  Российской  Федерации  от

12 февраля  1993  г.  сумма  пенсии,  не   полученная   пенсионером

своевременно   по  вине  органа,  назначающего  или  выплачивающего

пенсию,  подлежит  выплате  за  прошлое   время   без   ограничения

каким-либо сроком.

Исходя из  изложенного  пенсии  лицам,   проходившим   военную

службу,  службу  в органах внутренних дел,  подлежат перерасчету за

период с 1 февраля 1993 г. по 30 июня 1996 г. в связи с увеличением

установленного  законодательством минимального размера оплаты труда

с того момента,  когда при очередном повышении минимального размера

оплаты  труда 10-кратный размер МРОТ стал превышать сумму денежного

довольствия, рассчитанного для исчисления пенсии.

Вопрос 16: Как определяется стаж, требуемый для предоставления

дополнительного     ежемесячного     пожизненного     материального

обеспечения,    предусмотренного   Указом   Президента   Российской

Федерации от  23  августа  2000  г.  N  1563  «О  неотложных  мерах

социальной  поддержки  специалистов  ядерного  оружейного комплекса

Российской Федерации» (в ред. от 8 октября 2002 г.)?

Ответ: Указом  Президента  Российской  Федерации от 23 августа

2000  г.  N  1563  «О   неотложных   мерах   социальной   поддержки

специалистов ядерного оружейного комплекса Российской Федерации» (в

ред. от 8 октября 2002 г.) предусмотрено дополнительное ежемесячное

пожизненное  материальное  обеспечение,  в частности,  для граждан,

которым трудовая пенсия по  старости  назначена  в  соответствии  с

подп. 1 или 2 п. 1 ст. 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в

Российской Федерации»  при  осуществлении  ими  видов  деятельности

согласно  перечню  в  организациях  ядерного  оружейного  комплекса

(перечень видов деятельности утвержден этим же Указом).

Назначение данного   обеспечения   производится   в   порядке,

определяемом Положением об  установлении,  выплате,  перерасчете  и

индексации   размера   дополнительного   ежемесячного  пожизненного

материального  обеспечения   гражданам,   осуществлявшим   трудовую

деятельность   в   организациях   ядерного   оружейного   комплекса

Российской  Федерации,   при   выходе   их   на   трудовую   пенсию

(утвержденным  постановлением Правительства Российской Федерации от

22 февраля 2001 г. N 145, в редакции от 15 ноября 2002 г.).

Часть 2 п.  2 Положения содержит требование о том, что в стаж,

учитываемый при назначении гражданам  дополнительного  ежемесячного

пожизненного   материального   обеспечения,   засчитываются  только

периоды  осуществления  ими  видов  деятельности,   предусмотренных

вышеуказанным Перечнем.

В  силу  подп.  1 и  2 п.  1 ст.  27  Федерального  закона  от

17 декабря  2001  г.  «О  трудовых  пенсиях в Российской Федерации»

гражданам для назначения  пенсии  досрочно  необходимо  иметь  стаж

работ не менее половины требуемого по Списку N 1: мужчинам — 5 лет,

женщинам — 3 года 9 месяцев;  по Списку N 2:  мужчинам —  6  лет  3

месяца, женщинам — 5 лет.

Поэтому если граждане проработали  менее  половины  требуемого

стажа,  то  пенсия  в  соответствии  с  подп.  1  и 2 п.  1 ст.  27

Федерального закона от 17 декабря 2001 г. им не назначается.

Учитывая данное  обстоятельство и исходя из смысла п.  2 Указа

Президента Российской Федерации от 23 августа 2000 г. N 1563 и ч. 2

п.   2   Положения   (утвержденного   постановлением  Правительства

Российской  Федерации  от  22  февраля  2001  г.)  для   назначения

дополнительного ежемесячного пожизненного материального обеспечения

гражданам  требуется  иметь  продолжительность   стажа   на   видах

деятельности,   предусмотренных   Перечнем,   не   менее   половины

требуемого для назначения пенсии по Списку N 1:  мужчинам — 5  лет,

женщинам  —  3  года 9 месяцев;  по Списку N 2:  мужчинам — 6 лет 3

месяца, женщинам — 5 лет.

Вопрос 17:     Подлежат     ли     удержанию    алименты    на

несовершеннолетних детей с сумм денежных компенсаций, выплачиваемых

военнослужащим   и   сотрудникам   органов  внутренних  дел  взамен

продовольственного пайка?

Ответ: Согласно  ст.  82  СК  РФ  виды заработка и (или) иного

дохода,  которые получают родители в рублях и (или)  в  иностранной

валюте и из которых производится удержание алиментов,  взыскиваемых

на несовершеннолетних детей, определяются Правительством Российской

Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от  18  июля

1996  г.  N  841  утвержден Перечень видов заработной платы и иного

дохода,   из   которых   производится   удержание   алиментов    на

несовершеннолетних детей.

Согласно подп.  «и» п. 1 Перечня (в ред. от 6 февраля 2004 г.)

удержание   алиментов   на   содержание   несовершеннолетних  детей

производится с суммы,  равной стоимости выдаваемого (оплачиваемого)

питания,  кроме  лечебно-профилактического  питания,  выдаваемого в

соответствии с законодательством Российской Федерации о труде.

Кроме того, в силу п. 3 указанного Перечня удержание алиментов

производится  с  денежного  довольствия  (содержания),  получаемого

военнослужащими,  сотрудниками  органов  внутренних  дел  и другими

приравненными к ним категориями лиц, в том числе:

а) с  военнослужащих — с оклада по воинской должности,  оклада

по воинскому званию,  ежемесячных и иных надбавок (доплат) и других

дополнительных  выплат  денежного  довольствия,  имеющих постоянный

характер;

б) с  сотрудников органов внутренних дел — с оклада по штатной

должности,  оклада  по  специальному  званию,  процентных  надбавок

(доплат)  за  выслугу лет,  ученую степень и ученое звание и других

денежных выплат, имеющих постоянный характер.

В соответствии  с  п.  2 ст.  1 Федерального закона от 30 июня

2002 г.  N 78-ФЗ  «О  денежном  довольствии  сотрудников  некоторых

федеральных  органов  исполнительной  власти,  других выплатах этим

сотрудникам и условиях  перевода  отдельных  категорий  сотрудников

федеральных   органов   налоговой   полиции  и  таможенных  органов

Российской Федерации  на  иные  условия службы (работы)» (в ред. от

29 декабря  2004 г.),  которым установлено денежное довольствие,  в

частности, сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации,

сотрудникам  ежемесячно  выплачивается  денежная  продовольственная

компенсация  в  размере,  определяемом  Правительством   Российской

Федерации,  но не ниже размера денежной компенсации,  выплачиваемой

взамен    продовольственного    пайка,     устанавливаемого     для

военнослужащих, проходящих военную службу по контракту.

Выплата компенсации    взамен     продовольственного     пайка

военнослужащим также носит постоянный характер.

Таким образом,  основываясь  на  содержании  подп.  «и»  п.  1

Перечня   видов   заработной  платы  и  иного  дохода,  из  которых

производится удержание алиментов  на  несовершеннолетних  детей,  а

также  на  том,  что  выплата компенсации взамен продовольственного

пайка военнослужащим и сотрудникам  органов  внутренних  дел  носит

постоянный характер, алименты с сумм указанных компенсаций подлежат

удержанию.

 

Иные правовые вопросы

 

Вопрос 18:  К реальному ущербу или упущенной выгоде  относится

утрата  товарной стоимости транспортного средства и подлежит ли она

взысканию  со  страховой  организации  по  договору   обязательного

страхования  гражданской  ответственности  владельцев  транспортных

средств?

Ответ: В соответствии с п. 1 ст. 15 ГК РФ лицо, право которого

нарушено,  может  требовать  полного  возмещения  причиненных   ему

убытков,  если  законом  или  договором не предусмотрено возмещение

убытков в меньшем размере.

Согласно п.  2  ст.  15 ГК РФ под убытками понимаются расходы,

которые лицо,  чье  право  нарушено,  произвело  или  должно  будет

произвести   для   восстановления  нарушенного  права,  утрата  или

повреждение его имущества (реальный ущерб),  а  также  неполученные

доходы,   которые   это  лицо  получило  бы  при  обычных  условиях

гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная

выгода).

Утрата товарной  стоимости   представляет   собой   уменьшение

стоимости   транспортного   средства,   вызванное   преждевременным

ухудшением   товарного   (внешнего)   вида   автомобиля    и    его

эксплуатационных   качеств   в   результате  снижения  прочности  и

долговечности отдельных деталей,  узлов и агрегатов,  соединений  и

защитных  покрытий  вследствие дорожно-транспортного происшествия и

последующего ремонта.

Из вышеизложенного  следует,  что  утрата  товарной  стоимости

относится  к  реальному  ущербу  наряду  со  стоимостью  ремонта  и

запасных    частей    автомобиля,    поскольку    уменьшение    его

потребительской стоимости нарушает  права  владельца  транспортного

средства.  Данное  нарушенное  право может быть восстановлено путем

выплаты денежной компенсации. Владелец вправе заявлять требования о

взыскании  такой  компенсации,  так  как  его  права нарушены самим

фактом дорожно-транспортного происшествия.

В соответствии  со  ст.  5 Федерального  закона  от  25 апреля

2002 г.  «Об обязательном страховании  гражданской  ответственности

владельцев   транспортных   средств»  постановлением  Правительства

Российской Федерации от 7  мая  2003  г.  были  утверждены  Правила

обязательного  страхования  гражданской  ответственности владельцев

транспортных средств.

Согласно подп.  «а» п.  60 вышеназванных Правил при причинении

вреда имуществу потерпевшего возмещению в пределах страховой  суммы

подлежит реальный ущерб.

Таким образом,    поскольку    утрата    товарной    стоимости

транспортного  средства относится к реальному ущербу,  она подлежит

взысканию  со  страховой  организации  по  договору   обязательного

страхования   гражданской  ответственности  в  переделах  страховой

суммы,   установленной   Федеральным   законом   «Об   обязательном

страховании  гражданской  ответственности  владельцев  транспортных

средств».  В случае,  если страховое  возмещение  недостаточно  для

того,  чтобы  полностью возместить причиненный вред,  разница между

страховым возмещением и  фактическим  размером  ущерба  может  быть

взыскана в силу ст.ст. 1064 и 1072 ГК РФ с причинителя вреда.

Вопрос 19:  Вправе ли суды удовлетворять требования граждан  —

владельцев  целевых  расчетных чеков с правом приобретения легковых

автомобилей марки «ВАЗ»  в  1992  году,  погашенных  путем  выплаты

владельцам    чеков    частичной    компенсации,    предусмотренной

соответствующим нормативным актом,  который  действовал  на  момент

исполнения  обязательства,  о  выплате дополнительной компенсации в

виде разницы между стоимостью  автомобиля,  указанного  в  чеке,  и

полученной денежной компенсацией?

Ответ: Согласно ст.ст. 309, 407, 408 и 409 ГК РФ обязательства

должны  исполняться  надлежащим  образом в соответствии с условиями

обязательства  и   требованиями   закона;   надлежащее   исполнение

прекращает   обязательство;   если   должник   выдал   кредитору  в

удостоверение  обязательства  долговой   документ,   то   кредитор,

принимая  исполнение,  должен  вернуть  этот  документ;  нахождение

долгового обязательства у должника удостоверяет,  пока не  доказано

иное, прекращение обязательства.

Граждане — владельцы расчетных целевых чеков, получив денежную

компенсацию за автомобиль в размере,  установленном соответствующим

нормативным  актом,  который  действовал   на   момент   исполнения

обязательства,     приняли     предлагаемый    порядок    погашения

государственной задолженности перед  ними,  передав  ценные  бумаги

отделению Сбербанка России. Тем самым они добровольно согласились с

изменением  условий  договора  и  воспользовались  предложением   о

прекращении  перед  ними  обязательства  путем выплаты определенной

компенсации, в связи с чем утратили право на ценную бумагу.

В силу ст. 817 ГК РФ только наличие целевого расчетного чека у

владельца  предоставляет  ему  право   требования   соответствующих

выплат.

Следовательно, суды не вправе удовлетворять требования граждан

— владельцев целевых расчетных чеков с правом приобретения легковых

автомобилей марки «ВАЗ»  в  1992  году,  погашенных  путем  выплаты

владельцам    чеков    частичной    компенсации,    предусмотренной

соответствующим нормативно-правовым актом,  который  действовал  на

момент   исполнения   обязательства,   о   выплате   дополнительной

компенсации в виде разницы между стоимостью автомобиля,  указанного

в чеке, и полученной денежной компенсацией.

Вопрос 20:  Имеет ли гражданин право на компенсацию  вклада  в

Сберегательном   банке   Российской   Федерации   в   связи  с  его

обесцениванием, если  вклад  внесен до 20 июня 1991 г., а закрыт до

1 января 1992 г.?

Ответ: Согласно ст.  1  Федерального  закона от 10 мая 1995 г.

N 73-ФЗ  «О  восстановлении  и защите сбережений граждан Российской

Федерации» государство  гарантирует  восстановление  и  обеспечение

сохранности  ценности  денежных  сбережений,  созданных  гражданами

Российской Федерации путем  помещения  денежных  средств,  в  числе

прочих,  на  вклады  в  Сберегательный  банк Российской Федерации в

период до 20 июня 1991 г.

В соответствии   со  ст.  2  того  же  Закона  гарантированные

сбережения  граждан  являются  государственным  внутренним   долгом

Российской Федерации.

В ст.  13 Закона установлено,  что управление  государственным

внутренним   долгом   Российской   Федерации  по  целевым  долговым

обязательствам Российской Федерации  осуществляется  Правительством

Российской Федерации.

В целях социальной  поддержки  граждан  старших  возрастов  до

начала реализации положений Федерального закона «О восстановлении и

защите сбережений граждан Российской  Федерации»  был  принят  Указ

Президента Российской Федерации от 16 мая 1996 г. N 733 «О мерах по

предварительной компенсации  вкладов  отдельных  категорий  граждан

Российской  Федерации  в Сберегательном банке Российской Федерации,

обесценившихся  в  1992-1995  годах»,  в  котором  определено,  что

предварительная  компенсация  по  вкладам,  внесенным  до  20  июня

1991 г., производится в следующих размерах:

действующим на момент принятия Указа — в 1000 раз;

действовавшим в 1992-1995 гг.  и закрытым в 1996 году — в 1000

раз;

действовавшим в 1992-1994 гг.  и закрытым в 1995 году  — в 900

раз;

действовавшим в 1992-1993 гг.  и закрытым в  1994 году — в 800

раз;

действовавшим в 1992 году и закрытым в 1993 году — в 700 раз;

закрытым в 1992 году — в 600 раз.

Таким образом,   предварительная   компенсация   по   вкладам,

внесенным  до  20 июня 1991 г.  и закрытым до 1 января 1992 г.,  не

предусмотрена.

Этот же принцип определения выплат был закреплен в Положении о

порядке  предварительной  компенсации   вкладов,   утвержденном   в

соответствии  с  Указом  Президента  Российской Федерации от 16 мая

1996 г.  N 733,  и во всех принятых  с  1997  по  2005  год  Указах

Президента  Российской  Федерации  и  постановлениях  Правительства

Российской  Федерации,  регулирующих  порядок   выплаты   отдельным

категориям граждан Российской Федерации предварительной компенсации

по вкладам в Сберегательном банке Российской Федерации.

На основании  анализа  приведенных  выше норм законодательства

следует  сделать  вывод  о  том,  что  по  вкладам,   внесенным   в

Сберегательный  банк  Российской  Федерации  до  20 июня 1991 г.  и

закрытым до 1 января 1992 г., действующим законодательством выплата

предварительной компенсации не предусмотрена.

Вопрос 21:  Имеют  ли  пенсионеры,   являющиеся   получателями

трудовых  пенсий  по  старости  и  по  инвалидности и проживающие в

районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях,  право  на

компенсацию  расходов на оплату стоимости проезда к месту отдыха на

территории Российской Федерации и  обратно  в  случае,  если  отдых

осуществлялся не в месте, где предоставляются услуги по организации

отдыха (например, отдых у родственников в другом регионе)?

Ответ: Согласно  ст.  34   Закона   Российской   Федерации  от

19 февраля  1993  г.  N  4520-I  «О  государственных  гарантиях   и

компенсациях  для лиц,  работающих и проживающих в районах Крайнего

Севера и  приравненных  к  ним  местностях» (в  ред.  от 29 декабря

2004 г.)   компенсация   расходов   на   оплату  стоимости  проезда

пенсионерам,  являющимся получателями трудовых пенсий по старости и

по инвалидности,  к месту отдыха на территории Российской Федерации

и обратно один раз в два года осуществляется в порядке,  размере  и

на условиях, определяемых Правительством Российской Федерации.

В целях  реализации  названной  статьи  Закона  постановлением

Правительства  Российской Федерации от 1 апреля 2005 г.  N 176 были

утверждены Правила компенсации расходов на оплату стоимости проезда

пенсионерам,  являющимся получателями трудовых пенсий по старости и

по  инвалидности  и  проживающим  в  районах  Крайнего   Севера   и

приравненных  к  ним  местностях,  к  месту  отдыха  на  территории

Российской Федерации и обратно.

Согласно п.  3  Правил  компенсация может производиться в виде

предоставления   проездных   документов,   обеспечивающих    проезд

пенсионера  к  месту  отдыха  и  обратно,  или  в  виде  возмещения

фактически произведенных пенсионером расходов на  оплату  стоимости

проезда к месту отдыха и обратно.

В соответствии с пп.  7 и 8 Правил к заявлению  о  компенсации

расходов  гражданин  должен  приложить  путевку,  курсовку или иной

документ  (или  отрывные   талоны),   являющийся   основанием   для

пребывания пенсионера в санатории,  профилактории,  доме отдыха, на

туристической базе или в ином месте,  где предоставляются услуги по

организации отдыха.

Таким образом, в числе тех, кому выплачивается компенсация, не

указаны  пенсионеры,  отдыхающие  не в местах,  где предоставляются

услуги по организации отдыха, а в другом месте.

Вместе с  тем отсутствие прямого указания в названных Правилах

на порядок выплаты компенсации гражданам, осуществляющим отдых не в

месте,  где предоставляются услуги по организации отдыха,  не может

рассматриваться как запрет на получение ими такой компенсации.

Компенсация расходов  на оплату стоимости проезда пенсионерам,

являющимся  получателями  трудовых  пенсий   по   старости   и   по

инвалидности,  к  месту отдыха на территории Российской Федерации и

обратно раз в два  года  гарантирована  ст.  34  Закона  Российской

Федерации  «О  государственных  гарантиях  и  компенсациях для лиц,

работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к

ним местностях».

Предусмотренные данным  Законом  государственные  гарантии   и

компенсации    по    возмещению   дополнительных   материальных   и

физиологических затрат представляются гражданам в связи с работой и

проживанием в экстремальных природно-климатических условиях.

Таким образом,  отсутствие или наличие права на предоставление

компенсации  не  может  быть  поставлено  в  зависимость,  в данном

случае, от выбранной гражданином формы отдыха.

Ограничение права  пенсионеров  на  получение  гарантированной

государством компенсации за проезд один раз  в  два  года  к  месту

отдыха   и  обратно  на  основании  отсутствия  путевки  или  иного

документа,  полученного в организации,  предоставляющей  услуги  по

организации  отдыха,  при  том,  что  эти  граждане  также являются

пенсионерами,  получающими трудовую пенсию,  и (или)  инвалидами  и

тоже  проживают  в  районах Крайнего Севера (или приравненных к ним

местностях),  ставит их в неравное положение с теми,  кто  отдыхает

организованно (по путевке, курсовке и другим документам).

Такое ограничение противоречит ст.  19 Конституции  Российской

Федерации,  согласно которой государство гарантирует равенство прав

и  свобод  человека  и  гражданина  независимо   от   пола,   расы,

национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного

положения,  места  жительства,  отношения  к  религии,   убеждений,

принадлежности   к   общественным   объединениям,  а  также  других

обстоятельств.

Таким образом,  пенсионеры,  являющиеся  получателями трудовых

пенсий по старости  и  по  инвалидности  и  проживающие  в  районах

Крайнего  Севера  и  приравненных к ним местностях,  имеют право на

компенсацию расходов на оплату стоимости проезда к месту отдыха  на

территории  Российской  Федерации  и  обратно и в том случае,  если

отдых осуществлялся не в месте предоставления услуг по  организации

отдыха.

Вопрос 22:  Можно  ли  в  судебном  порядке  признавать  право

собственности  на  жилые  помещения,  предоставленные  гражданам по

договору социального найма, в том случае, если имеется распоряжение

о передаче указанных жилых помещений в муниципальную собственность,

однако по каким-либо причинам оно не исполняется?

Ответ: В   соответствии   со  ст.  35  Конституции  Российской

Федерации каждый вправе иметь имущество в собственности.

Статья 2  Закона  Российской  Федерации  от  4  июля   1991 г.

«О приватизации   жилищного   фонда   в    Российской    Федерации»

предусматривает,  что  граждане  Российской  Федерации,  занимающие

жилые помещения в государственном и муниципальном  жилищном  фонде,

включая  жилищный  фонд,  находящийся  в  хозяйственном ведении или

оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд), на условиях

социального найма, вправе приобрести эти помещения в собственность.

По смыслу указанного  выше  Закона  право  на  приобретение  в

собственность бесплатно,  в порядке приватизации жилого помещения в

домах   государственного   и   муниципального    жилищного    фонда

предполагает   создание   гражданам  равных  правовых  условий  для

реализации данного права.

В том  случае,  если  имеется  распоряжение  о  передаче жилых

помещений  в  муниципальную  собственность,  однако  по  каким-либо

причинам  они не переданы,  граждане не могут воспользоваться своим

правом  на  приобретение  в  собственность  принадлежащего  им   по

договору  социального  найма  жилого помещения,  что соответственно

нарушает положения ст.  35 Конституции Российской Федерации и ст. 2

Закона  Российской  Федерации  «О  приватизации  жилищного  фонда в

Российской Федерации».

Если государство  устанавливает  в  законе  право  граждан  на

получение жилья  в  собственность,  то  оно  обязано  обеспечить  и

возможность реализации этого права.

В соответствии со ст.  8 названного Закона в случае  нарушения

прав  гражданина  при решении вопросов приватизации жилых помещений

он вправе обратиться в суд.

Следовательно, если  гражданин по независящим от него причинам

не может реализовать свое право на приватизацию принадлежащего  ему

по  договору  социального  найма  жилого  помещения,  то  он вправе

обратиться в суд с иском о признании за ним права  собственности  в

судебном порядке.

Согласно ст.ст. 17 и 28 Федерального закона от 21 июля 1997 г.

«О  государственной  регистрации  прав  на  недвижимое  имущество и

сделок с ним» вступившие в законную  силу  судебные  акты  являются

основаниями для государственной регистрации наличия, возникновения,

прекращения, перехода, ограничения (обременения) прав на недвижимое

имущество   и   сделок   с  ним.  Права  на  недвижимое  имущество,

установленные решением суда,  подлежат государственной  регистрации

на   общих  основаниях.  Момент  возникновения  права  определяется

решением суда.  Государственный регистратор не  вправе  отказать  в

государственной регистрации права, установленного вступившим в силу

решением суда.

Следовательно, если жилые помещения, предоставленные гражданам

по договору социального найма до 1 марта  2005  г.,  фактически  не

переданы  в муниципальную собственность,  то право собственности на

указанные жилые помещения может  быть  признано  за  гражданином  в

судебном   порядке   и   должно   быть  зарегистрировано  органами,

осуществляющими  государственную  регистрацию  прав  на  недвижимое

имущество, на основании судебного решения.

Вопрос 23:  Возможна   ли   в   соответствии   с   действующим

законодательством  выдача  доверенностей  от одного лица нескольким

лицам или от нескольких лиц одному или нескольким лицам?

Ответ: Согласно  ч.  1 ст.  185 ГК РФ доверенностью признается

письменное уполномочие,  выдаваемое одним лицом  другому  лицу  для

представительства перед третьими лицами.

Указанная статья раскрывает правовое понятие доверенности,  но

не  содержит  запрета на выдачу несколькими гражданами доверенности

одному или одним гражданином  —  нескольким  для  представительства

перед третьими лицами.

Это положение  подтверждается,  к  примеру,  содержащимися   в

ст.ст.  1043  и  1044  ГК  РФ положениями о ведении дел в простом и

полном товариществе,  которыми предусмотрено, что с третьими лицами

полномочие  товарища  совершать  сделки  от  имени  всех  товарищей

удостоверяется доверенностью,  выданной ему  остальными  товарищами

(участниками, на которых возложено ведение дел товарищества).

Нормы, касающиеся права нескольких граждан уполномочить одного

или   нескольких   граждан   доверенностью  совершать  определенные

действия,  содержатся также в Жилищном кодексе Российской Федерации

(п.  3 ст. 164) и в Налоговом кодексе Российской Федерации (подп. 2

п. 1 ст. 333-25).

Кроме того,  согласно  ч.  1  ст.  59  Основ  законодательства

Российской Федерации о нотариате нотариус удостоверяет доверенности

от  имени  одного или нескольких лиц,  на имя одного или нескольких

лиц.

Таким образом, действующее законодательство позволяет выдавать

доверенности от одного лица нескольким лицам и  от  нескольких  лиц

одному или нескольким лицам.

Вопрос 24:  Применяется  ли  в  настоящее  время  утвержденное

Указом Президента Российской Федерации от 16 декабря 1993 г. N 2146

Положение о привлечении  и  использовании  в  Российской  Федерации

иностранной рабочей силы?  Если оно применяется, то как соотносятся

между собой термин «подтверждение на право трудовой  деятельности»,

используемый   в   Положении,  и  термин  «разрешение  на  работу»,

используемый в ст. 18.10 КоАП РФ?

Ответ: Частью 1  ст.  18.10  КоАП РФ (в  ред.  от  28  декабря

2004 г.)   предусмотрена   административная   ответственность    за

нарушение   работодателем   или  заказчиком  работ  (услуг)  правил

привлечения и  использования  в  Российской  Федерации  иностранных

работников.

Положение о привлечении и использовании в Российской Федерации

иностранной   рабочей   силы   было  утверждено  Указом  Президента

Российской Федерации от 16 декабря 1993 г. N 2146.

До настоящего   времени  названное  Положение  не  признано  в

установленном порядке утратившим силу и подлежит применению.

Частью 2  ст.  18.10  КоАП РФ предусмотрена ответственность за

осуществление  иностранным  гражданином  трудовой  деятельности   в

Российской Федерации без разрешения на работу.

Согласно п. 1 указанного Положения документом, дающим право на

осуществление  профессиональной  деятельности  по найму иностранным

гражданином на территории Российской Федерации, является получаемое

им  подтверждение  на  право  трудовой  деятельности  на территории

Российской Федерации.

В Федеральном  законе от 25 июля 2002 г.  N 115-ФЗ «О правовом

положении иностранных граждан в Российской Федерации», определяющем

правовое  положение  иностранных граждан в Российской Федерации,  а

также регулирующем отношения между иностранными гражданами, с одной

стороны,  и  органами  государственной  власти,  органами  местного

самоуправления,  должностными лицами указанных  органов,  с  другой

стороны,   возникающие   в   связи   с   пребыванием  (проживанием)

иностранных граждан в Российской Федерации и осуществлением ими  на

территории  Российской  Федерации  трудовой,  предпринимательской и

иной  деятельности,  а  также  в  Положении  о  выдаче  иностранным

гражданам   и   лицам   без   гражданства   разрешения   на  работу

(утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации  от

30  декабря 2002 г.  N 941,  принятым во исполнение указанного выше

Закона)   документ,   необходимый   иностранному   гражданину   для

осуществления   трудовой   деятельности  на  территории  Российской

Федерации,  называется  не   подтверждением   на   право   трудовой

деятельности, а разрешением на работу.

Таким образом,  законодателем  произведена   замена   названий

документа,  дающего  иностранному гражданину право на осуществление

на территории Российской Федерации трудовой деятельности по найму.

Подтверждается это   и   п.   3   постановления  Правительства

Российской  Федерации  от  30  декабря  2002  г.  N  941,   которым

Министерству  внутренних  дел  Российской  Федерации  разрешено  до

изготовления бланков разрешения на работу,  выдаваемого иностранным

гражданам  и лицам без гражданства,  оформлять разрешения на работу

на  бланках   подтверждений   на   право   трудовой   деятельности,

утвержденных  Указом  Президента Российской Федерации от 16 декабря

1993  г.  N  2146  «О  привлечении  и  использовании  в  Российской

Федерации иностранной рабочей силы».

Вопрос 25: Распространяются ли на застройщика, осуществляющего

самовольную постройку на принадлежащем ему земельном участке, нормы

п.  3  ст.  222  ГК  РФ  о  возможности   признания   судом   права

собственности на указанную постройку?

Ответ: В соответствии со ст.  222 ГК РФ самовольной постройкой

является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое

имущество,  созданное на земельном участке,  не отведенном для этих

целей  в  порядке,  установленном законом и иными правовыми актами,

либо созданное без получения на это необходимых  разрешений  или  с

существенным  нарушением  градостроительных  и  строительных норм и

правил.

Пункт 2   ст.  222  ГК  РФ  предусматривает,  что  самовольная

постройка подлежит сносу,  кроме случаев,  указанных в  п.  3  этой

статьи.  В  соответствии  с  названным пунктом ст.  222 ГК РФ право

собственности на самовольную постройку может быть признано судом за

лицом,   в   собственности,   пожизненном   наследуемом   владении,

постоянном (бессрочном) пользовании  которого  находится  земельный

участок, где осуществлена постройка. В этом случае лицо, за которым

признано право собственности на постройку, возмещает осуществившему

ее лицу расходы на постройку в размере, определенном судом.

Данная норма не исключает  возможности  признания  в  судебном

порядке  права  собственности  на  указанную  постройку.  При  этом

следует учитывать,  что право собственности на нее  не  может  быть

признано  за  указанным  лицом,  если сохранение постройки нарушает

права и охраняемые законом интересы других лиц либо создает  угрозу

жизни и здоровью граждан.

Исходя из  изложенного  право  собственности  на   самовольную

постройку,  осуществленную  лицом  на  принадлежащем  ему земельном

участке,  может быть признано судом в том случае,  если лицо  имеет

право  на земельный участок и им соблюдено целевое назначение этого

земельного  участка,  если  сохранение  самовольной  постройки   не

нарушает  права  и  охраняемые  законом  интересы  других  лиц и не

создает угрозу  жизни  и  здоровью  граждан,  а  также  если  лицом

соблюдены     установленные     градостроительные,    строительные,

экологические,  санитарно-гигиенические,  противопожарные  и   иные

правила и нормативы.

При несоблюдении названных требований к самовольной  постройке

применяются последствия, предусмотренные п.  2 ст. 222 ГК РФ, т. е.

снос строения, запрет распоряжения строением.

Следовательно, на   застройщика,   осуществившего  самовольную

постройку на принадлежащем ему земельном участке,  распространяются

положения п.  3 ст. 222 ГК РФ, в соответствии с которым судом может

быть признано право собственности на указанную постройку.

При отсутствии  спора  о праве,  подведомственном суду,  лицо,

осуществившее   самовольную   постройку   на   отведенном   ему   в

установленном законом порядке земельном участке,  в случае отказа в

оформлении самовольного строения вправе оспорить в судебном порядке

действия  соответствующих государственных или муниципальных органов

по правилам, предусмотренным главой 25 ГПК РФ.

Вопрос 26: Производится ли выплата страховой суммы по договору

обязательного страхования  гражданской  ответственности  владельцев

транспортных средств,  если вред страхователю причинен в результате

повреждения  его  автомобиля  по  вине  управлявшего  им  лица,  не

включенного  в  договор  обязательного страхования в качестве лица,

допущенного к управлению транспортным средством?

Ответ: Согласно ст. 1 Федерального закона от 25 апреля 2002 г.

N 40-ФЗ «Об обязательном  страховании  гражданской  ответственности

владельцев транспортных средств» (в ред. от 29 декабря 2004 г.) под

страховым    случаем     понимается     наступление     гражданской

ответственности   страхователя,   иных  лиц,  риск  ответственности

которых  застрахован  по  договору  обязательного  страхования,   в

частности   за   причинение   вреда   имуществу   потерпевших   при

использовании  транспортного  средства,  которое  влечет  за  собой

обязанность страховщика произвести страховую выплату.

В соответствии с п.  2 ст.  15 названного Закона  по  договору

обязательного  страхования является застрахованным риск гражданской

ответственности самого страхователя,  иного названного  в  договоре

владельца  транспортного  средства,  а  также  других  использующих

транспортное средство на законном основании владельцев.

Статья 16 этого же Закона предусматривает, что граждане вправе

заключать договоры обязательного страхования с учетом ограниченного

использования    принадлежащих   им   транспортных   средств.   При

осуществлении  обязательного  страхования  с  учетом  ограниченного

использования транспортного средства в страховом полисе указываются

водители,  допущенные к управлению транспортным  средством,  в  том

числе на основании соответствующей доверенности.

Следовательно, Закон предусматривает два условия,  на  которых

может быть заключен договор обязательного страхования:  страхование

ответственности   без   ограничения   использования   транспортного

средства другими водителями и с таким ограничением.

При наступлении   гражданской   ответственности    лица,    не

включенного   в   договор   обязательного  страхования  с  условием

использования  транспортного  средства  только  указанными  в   нем

водителями,  страховщик на основании ст.  14 указанного выше Закона

имеет право предъявить регрессное требование к  указанному  лицу  в

размере произведенной страховщиком страховой выплаты.

Таким образом,  страховая сумма подлежит  выплате,  если  вред

страхователю  причинен  в  результате повреждения его автомобиля по

вине управлявшего им лица,  не включенного в договор  обязательного

страхования в качестве лица,  допущенного к управлению транспортным

средством,  независимо от того, на каких условиях заключен договор.

При  этом  при  заключении  договора  обязательного  страхования  с

ограниченным использованием транспортного  средства  у  страховщика

возникает  право регрессного требования к указанному лицу в размере

произведенной страховщиком страховой выплаты.

 

(Обзор подготовлен отделом работы с законодательством Верховного Суда Российской Федерации и 10 августа 2005 г. утвержден постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации)

 

НАВЕРХ СТРАНИЦЫ

 
Рейтинг@Mail.ru