ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО
ТЕСТЫ

Понятие и виды владения источником повышенной опасности

Понятие и виды владения источником повышенной опасностиВ соответствии с п. 1 ст. 1079 ГК юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности. Эта обязанность возлагается на юридическое лицо или гражданина, владеющего источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

 

Из указанной нормы видно, что перечень владельцев источников повышенной опасности является открытым. К непоименованным владельцам правоприменительные органы в зависимости от обстоятельств конкретного дела относят также доверительных управляющих, хранителей, подрядчиков и др. В гражданском праве под владением понимается либо факт (фактическое господство над вещью) либо право — вид правомочия, прав на собственные действия (одно из правомочий собственника, которым он способен наделить и иного субъекта гражданского права). Подобная двойственность владения традиционно отмечается в научной литературе.

 

Заслуживает внимания мнение Н.И. Коняева, полагающего, что в понятии «владелец» источника повышенной опасности действительное содержание шире его буквального наименования.

 

В гражданском праве принято выделять два признака владельца источника повышенной опасности: юридический и материальный. Юридический признак означает, что владельцем источника повышенной опасности признается лишь то лицо, которое обладает в отношении него соответствующим правомочием (титулом владения), например, правом собственности, хозяйственного ведения, оперативного управления или иного титульного правомочия как на основании договора аренды, доверенности на управление автомашиной, распоряжения компетентного органа о передаче организации какого-либо источника повышенной опасности и т.д.

 

Материальный признак подчеркивает, в чьем реальном владении в процессе деятельности находятся опасные объекты материального мира, кто ими непосредственно пользуется, эксплуатирует, хранит, перевозит и пр. При этом судебной практикой не признается владельцем источников повышенной опасности и не несет ответственности за вред перед потерпевшим лицо, управляющее (эксплуатирующее) источником повышенной опасности в силу исполнения своих служебных или трудовых обязанностей, в том числе на основании трудового или гражданско-правового договора с собственником или иным владельцем (такой вред возмещается работодателем на основании ст. 1068 ГК).

 

А.П. Сергеев указывает на то, что «оба названных признака должны быть налицо, за исключением случаев, указанных в законе».

 

Вызывает также интерес позиция В.М. Болдинова, полагающего, что «в выборе между правом и фактом нормы ст. 1079 ГК явно отдают предпочтение последнему. Фактическое обладание, материальная связь лица с вещью, то, что в римском праве называлось corpus possessionis (тело владения), имеет в деле квалификации субъекта ответственности за причинение вреда источником повышенной опасности значительно большее значение, нежели право владения (jus possidendi), юридическая (идеальная) связь с вещью».

 

В обоснование того, что большее значение придается именно фактическому осуществлению опасной деятельности, можно привести следующее дело. ООО, чье судно столкнулось с судном, принадлежащим ФГУ на праве оперативного управления, предъявило в арбитражный суд иск к этому учреждению о возмещении ущерба, причиненного столкновением судов.

 

В ходе судебного разбирательства ФГУ ссылалось на то, что оно не является лицом, обязанным нести ответственность за причиненный в результате столкновения ущерб, так как техническая эксплуатация и управление судном были переданы согласно договору ООО.

 

Суд первой инстанции иск о взыскании с учреждения ущерба, причиненного столкновением принадлежащего ему судна с судном истца, удовлетворил, отметив, что вина судна ответчика доказана. Что касается лица, несущего ответственность за причиненный ущерб, то им является учреждение, поскольку согласно договору, заключенному между учреждением и ООО, последнее оказывало лишь услуги по технической эксплуатации и управлению судном его владельцу — учреждению.

 

Суд апелляционной инстанции решение отменил и в удовлетворении иска отказал, указав на то, что по смыслу правил ст. 312 КТМ ответственность должен нести владелец судна, виновного в столкновении. Согласно ст. 8 КТМ под судовладельцем понимается лицо, эксплуатирующее судно от своего имени, независимо от того, является ли оно собственником судна или использует его на ином законном основании. Заключенный между учреждением и обществом договор не предусмотрен ни нормами КТМ, ни нормами ГК. Однако, как следует из условий договора, ООО приняло на себя обязательство самостоятельно от своего имени осуществлять техническую эксплуатацию судна и управление им, при этом все члены экипажа судна являются работниками этого ООО.

 

Таким образом, техническую эксплуатацию и управление судном, виновным в столкновении, осуществляло в момент столкновения не учреждение, а ООО. Поскольку договором между ними не было определено, кто из них отвечает за вред, причиненный третьим лицам в процессе такой деятельности, то ответственность за такой вред должно нести ООО как лицо, которое самостоятельно от своего имени технически эксплуатировало судно, управляло им и своими действиями причинило ущерб другому судну (п. 9 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13.08.2004 № 81 «Обзор практики применения арбитражными судами Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации»).

 

В ст. 1079 ГК помимо законных выделяются также незаконные владельцы источников повышенной опасности. Так, в соответствии с п. 2 ст. 1079 ГК владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц (например, при угоне транспортного средства). Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, в таких случаях несут лица, противоправно завладевшие источником.

 

При наличии вины владельца источника повышенной опасности в противоправном изъятии этого источника из его обладания ответственность может быть возложена как на владельца, так и на лицо, противоправно завладевшее источником повышенной опасности (п. 2 ст. 1079 ГК). В правоприменительной практике в таких случаях законный и незаконный владельцы источника повышенной опасности привлекаются к долевой ответственности (п. 24 Постановления № 1).

 

НАВЕРХ СТРАНИЦЫ

 
Рейтинг@Mail.ru