ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО
ТЕСТЫ

Субъектный состав деликтных обязательств

Как правило, субъектный состав деликтных обязательств является элементарным и включает двух участников: потерпевшего (кредитор) и причинителя вреда (должник).

 

В качестве должников могут выступать любые деликтоспособные участники гражданских правоотношений. По общему правилу гражданин, достигший 14-летнего возраста, является деликтоспособным и самостоятельно несет ответственность за причиненный вред (п. 1 ст. 1074 ГК). Однако зачастую субъектный состав деликтных обязательств может усложняться и приводить к возникновению той или иной множественности.

 

Так, в силу ст. 1080 ГК лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно. Это означает, что кредитор вправе предъявить требование о возмещении вреда как ко всем причинителям совместно, так и к одному из них в отдельности, причем как полностью, так и в части долга. Если потерпевший не получит полного удовлетворения от одного из солидарных должников, то он может требовать недополученного от остальных солидарных должников, которые остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью (ст. 325 ГК). Типичным примером деликтного солидарного обязательства будет обязательство из причинения вреда взаимодействием источников повышенной опасности (п. 3 ст. 1079 ГК), допустим, в результате ДТП, когда при столкновении двух автомобилей вред причиняется пешеходу. В этом случае потерпевший имеет право взыскать возмещение причиненного вреда от обоих владельцев ТС (источников повышенной опасности) независимо от их вины в возникновении ДТП.

 

Деликтные обязательства могут быть осложнены не только солидарной, но и долевой множественностью. Согласно абз. 2 ст. 1080 ГК по заявлению потерпевшего и в его интересах суд вправе возложить на лиц, совместно причинивших вред, не солидарную, а долевую ответственность. В таком случае доли будут определяться с учетом положений п. 2 ст. 1081 ГК, т.е. соразмерно степени вины каждого из сопричинителей. Если степень вины не будет установлена, доли окажутся равными.

 

По модели долевого обязательства будет реализовываться механизм регрессной ответственности в случае, если совместно причиненный вред будет возмещен одним из солидарных должников (п. 2 ст. 1081 ГК).

 

Применительно к некоторым случаям вреда долевой механизм возмещения выработан именно судебной практикой. Согласно п. 2 ст. 1079 ГК владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. Ответственность за вред в таких случаях несут лица, противоправно завладевшие источником повышенной опасности. Однако при наличии вины владельца источника повышенной опасности в противоправном изъятии этого источника из его обладания ответственность может быть возложена как на владельца, так и на лицо, противоправно завладевшее данным источником. Как правило, ответственность в таких случаях возлагается в долях.

 

Современное законодательство допускает существование и субсидиарных деликтных обязательств. Согласно п. 1 ст. 1074 ГК несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет самостоятельно несут ответственность за причиненный вред. В случае отсутствия у них имущества и доходов для возмещения вреда к субсидиарной (дополнительной) ответственности могут быть привлечены законные представители несовершеннолетних (родители, усыновители, опекуны, попечители и др.).

 

Одной из новелл современного законодательства явились нормы, которые вывели субъектный состав деликтных обязательств за критерий вменяемости и допустили возможность в некоторых случаях возложения обязанности по возмещению вреда на неделиктоспособных субъектов.

 

В связи с этим интерес представляют нормы п. 4 ст. 1073 ГК, в соответствии с которым обязанность родителей (усыновителей), опекунов, образовательных, воспитательных, лечебных и иных учреждений по возмещению вреда, причиненного малолетним (ребенком в возрасте до 14 лет), не прекращается с достижением его совершеннолетия или получением им имущества, достаточного для возмещения вреда.

 

Если родители (усыновители), опекуны либо другие граждане, указанные в п. 3 ст. 1073 ГК, умерли или не имеют достаточных средств для возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, а сам должник, ставший дееспособным, обладает такими средствами, суд вправе принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счет причинителя вреда. Из этого видно, что современный законодатель допускает переложение обязанности по возмещению вреда на лицо, которое в момент причинения вреда было неделиктоспособным.

 

Возможность возложения обязанности по возмещению вреда на неделиктоспособных лиц предусматривается также п. 3 ст. 1076 ГК (в отношении лиц, признанных недееспособными) и абз. 2 п. 1 ст. 1078 ГК (в отношении лиц, которые в момент причинения вреда находились в таком состоянии, что не понимали значения своих действий и не могли руководить ими).

 

Применительно к вопросу о субъектом составе в делиткных обязательствах можно говорить о возможности его изменения на основании как закона, так и договора. Так, на основании закона смена субъектного состава возможна в силу не только универсального преемства (реорганизация юридических лиц, наследственное правопреемство), но и частного (при суброгации). Частное преемство в деликтных обязательствах возможно на основании сделок по уступке прав требований или перевода долга с соблюдением норм гл. 24 ГК. В подтверждение данного вывода можно указать на следующий пример из судебно-арбитражной практики.

 

Главой администрации муниципального образования было издано распоряжение о демонтаже сгоревшего строения, в соответствии с которым уничтожено имущество, оставшееся после пожара, — железобетонный фундамент и 58 плит перекрытия, принадлежавших СП «Роско». Решением арбитражного суда указанное распоряжение было признано недействительным.

 

ОАО «Компания содействия региональному развитию» обратилась с иском о возмещении убытков, вызванных демонтажем остатков указанного здания, в обоснование своих требований сослалось на договор и дополнительное соглашение к нему, в соответствии с которыми СП «Роско» предоставило ОАО право требования возмещения убытков, причиненных деликтом. Суд первой инстанции в иске отказал, указав на то, что право требования у СП «Роско» возникло не из договорного обязательства, а из права собственности и поэтому не могло передаваться другому лицу.

 

Однако Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ посчитал выводы суда ошибочными, поскольку в силу ст. 382 ГК другому лицу может быть передано право, принадлежащее кредитору на основании обязательства. Убытки, причиненные юридическому лицу в результате неправомерных действий органов местного самоуправления, подлежат возмещению в соответствии со ст. 16, 1069 ГК, т.е. возникает обязательство вследствие причинения вреда. Следовательно, право на возмещение убытков, возникших в результате причинения вреда, может быть передано другому лицу по договору цессии.

 

НАВЕРХ СТРАНИЦЫ

 
Рейтинг@Mail.ru