ПОПРОБУЙ
ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО
ТЕСТЫ

Теория государства и права

65. ГОСУДАРСТВО И БЮРОКРАТИЯ

 

Слово «бюрократия» (от франц. «bureau» — стол, канцелярия и греч. «kratos» — власть) буквально означает столоначальство, власть канцелярии, конторы.

 

К пониманию бюрократии существует два основных подхода. Один из них связан с именем известного немецкого социолога Макса Вебера (1864-1920 гг.), работы которого оставили заметный след в теории управления. В этом подхо­де термином «бюрократия» обозначается рационально организованная систе­ма управления, в которой дела решаются компетентными служащими на должном профессиональном уровне в точном соответствии с законами и дру­гими правилами. В другом подходе бюрократия оценивается негативно и рас­сматривается как крайне нежелательное общественное явление. И как всегда в таких случаях существует и некая третья позиция, когда в бюрократии ус­матривают явление, необходимое обществу, но имеющее свои нехорошие стороны. При этом пытаются иногда провести различие между «хорошими» и «нехорошими» сторонами данного явления на основе различения слов «бю­рократия» и «бюрократизм»: дескать, бюрократия — это хорошо, а вот бюро­кратизм — плохо. В такой, достаточно запутанной ситуации, анализ требует точной расстановки акцентов.

 

Что касается первого подхода, то можно, конечно, словом «бюрократия» пользоваться в том позитивном смысле, который ему придает Макс Вебер, а для социальной аномалии, на которую указывает слово «бюрократия» в его негативном значении, подыскать какой-нибудь другой термин. Однако такая терминологическая операция ничего не дает, поскольку не избавляет общест­во от этого зла, а нас — от необходимости его изучать и бороться с ним. По­этому речь пойдет о бюрократии именно как об определенной социальной аномалии.

 

Наметим основные черты этого явления.

 

Во-первых, бюрократия — это явление общественное, социальное, прису­щее только социуму (обществу).

 

Во-вторых, бюрократия, как и демократия, — это явление, неразрывно связанное с таким социальным явлением, как власть. Не случайно в составе обоих слов содержится указание на власть. Бюрократия и демократия — это два различных, а точнее — противоположных, способа организации власти в социальном коллективе.

 

В-третьих, бюрократия, как и демократия, может касаться не только влас­ти государственной, но и власти в любой общественной организации (напри­мер, в партии). Однако бюрократия, в отличие от демократии, может иметь ме­сто только в том случае, когда субъект власти и ее объект разделены, отчуждены друг от друга (что как раз и характерно для государственной влас­ти). В этой разделенности субъекта и объекта власти и состоит объективная основа бюрократии, постоянно таящая в себе ее ростки. В этой связи отечествен­ный исследователь бюрократии В.П. Макаренко правильно характеризует бю­рократизм государства как «материализацию политического отчуждения».

 

Полностью искоренить бюрократию (как в рамках конкретной властно-управленческой системы, так и в масштабе общества) можно, только лишив ее названной объективной основы путем перехода на принципиально иной способ управления, а именно — на самоуправление, которое предполагает совпадение (полное или частичное) субъекта и объекта власти. Так, человек на социальном уровне зачастую выступает как объект управления, а на уров­не физиологическом, как целостный живой организм, он представляет собой самоуправляемую систему, которая не может «обюрократиться»: человек не может стать бюрократом по отношению к самому себе. Не было бюрократии и в догосударственных формах организации власти, которые представляли собой первобытное, естественное самоуправление. Самоуправление — это апофеоз демократии, ее наиболее полное воплощение. Поэтому демократия и бюрократия и выступают как антиподы.

 

Каким же образом разделение субъекта и объекта власти в общественных (социальных) организациях способствует появлению бюрократии? Дело в том, что субъект власти в том или ином социальном образовании (коллективе, ор­ганизации, обществе) наделен властью в интересах этого коллектива или об­щества в целом, в целях его эффективного, социально полезного управления. Однако реальное несовпадение субъекта и объекта власти, их разделенность объективно определяют и несовпадение (неполное совпадение) их интересов, что потенциально таит в себе опасность обращения властвующим субъектом данной ему власти в свою пользу, использования ее для удовлетворения инте­ресов властной системы (если она имеет коллективный характер) и ее членов. Именно в этом и заключается суть бюрократизма, его сущность. В литературе справедливо образно характеризуют бюрократизм в масштабе государстве как «кражу власти у народа» (В.И. Лихачев). Что же касается таких распростра­ненных в общественном мнении признаков бюрократизма, как бездушие, формализм, волокита, бумаготворчество и т. п., то они — лишь внешнее прояв­ление его антиобщественной сути.

 

Как же все-таки соотносятся понятия «бюрократия» и «бюрократизм»?

 

Проф. Б.П. Курашвили полагает, что бюрократизм — это неприемлемый, извращенный стиль (или форма) управления, а «бюрократия — это совокуп­ность бюрократов, образующих некоторый слой, клан или группу в аппарате управления и а обществе». Думается все-таки, что бюрократия — это не сово­купность бюрократов (так же, как демократия — это не совокупность демо­кратов), а определенный способ организации власти в официальных общест­венных образованиях. А бюрократизм (так же, как и демократизм) — это совокупность свойств, качеств, признаков, характеризующих бюрократичес­ки (а в случае с демократией — демократически) организованную властно-уп­равленческую систему. По существу, бюрократия и бюрократизм — это одно и то же явление, но рассматриваемое в разных плоскостях, в разных отноше­ниях. Точно так же, как это имеет место с понятиями «государство» и «госу­дарственность», которые указывают на одно и то же явление, но слово «госу­дарство» обозначает его как некую самостоятельную целостность, а слово «государственность» позволяет рассмотреть государство под углом зрения его неразрывной связи с обществом — «государственность» определяет принад­лежность государства обществу, указывает на государство как на определен­ное свойство (характеристику) общества.

 

Бюрократизмом может быть поражен любой уровень государственной власти: должностное лицо, государственный орган, государство в целом. При этом бюрократизм представляет собой явление динамическое, он подвержен трансформации, то есть во властно-управленческой системе его может быть больше, а может быть и меньше. Причем, чем больше в системе бюрократиз­ма, тем меньше в ней демократизма, и наоборот. Следовательно, борьба с бю­рократией возможна и необходима. И здесь нужно обратить внимание на сле­дующее обстоятельство.

 

Ранее было замечено, что радикальным средством борьбы с бюрократизмом является изменение самого принципа управления, то есть переход на само­управление. Однако такой переход возможен не в любых социальных условиях и не для всех властных систем. И в таких случаях должна быть разработана и применяться система тактических мер борьбы с бюрократизмом. Общая задача этой системы — создание устойчивой обратной связи субъекта власти и объек­та. Средства для налаживания такой связи в целом известны и имеют демокра­тическую природу: это демократические процедуры формирования и функци­онирования властных систем, позволяющие влиять на их структуру, личностный состав; различные механизмы надзора и контроля и др. Но здесь опять-таки нужно заметить, что в механизме государства разные системы орга­нов открыты для такого воздействия по-разному: одни в большей степени, дру­гие — в меньшей. Соответственно они в разной степени подвержены и бюро­кратизации. Как раз поэтому представления о бюрократии и бюрократизме связываются прежде всего с управленческим, профессиональным чиновничьим аппаратом государства, который в наибольшей степени закрыт для общества и в наибольшей степени подвержен бюрократическому перерождению. А вот представительные органы государственной власти, формируемые демократиче­ским путем, более подконтрольны обществу и менее подвержены бюрократиза­ции. Хотя и здесь могут иметь место бюрократические тенденции: ориентация депутатов на свои личные интересы или бюрократические интересы парламен­та как особой системы государственных органов; «проталкивание» законопро­ектов, угодных узкой группе лиц («заказных» законов) и т. п.

 

Особенно опасна бюрократизация юрисдикционных органов государства (их называют еще «правоохранительными»), ведь они в своей деятельности используют наиболее острые приемы государственного властвования и, ори­ентируясь на формальные показатели и интересы своей системы, могут суще­ственно ущемить жизненно важные интересы людей. Известны случаи, когда обнаруживалась невиновность людей, которым органы, призванные осуще­ствлять правосудие, вынесли в свое время смертные приговоры именно по той причине, что в своей деятельности принимали в расчет прежде всего бю­рократические интересы своей системы (а в конечном счете — интересы лиц, функционирующих в этой системе).

 

Итак, бюрократизм можно охарактеризовать как социальную аномалию, патологию, присущую профессиональным (отделенным от объекта управле­ния) властно-управленческим системам (как государственных, так и негосу­дарственных организаций), суть которой в том, что властный субъект начина­ет постепенно утрачивать качества элемента в целостной системе властеотношения «субъект — объект», то есть перестает в своей профессиональ­ной деятельности ориентироваться на ту цель, для которой он создан, и начи­нает работать на себя, на сохранение и упрочение своего статуса, учитывая в первую очередь свои собственные интересы, а в дальнейшем переходит к раз­рушительной экспансии внутри системы, что в конечном счете приводит к ги­бели самой властно-управленческой системы. Последнее происходит в силу той общесистемной закономерности, что бесцельное развитие системы (то есть развитие системы, не являющейся элементом другой системы) представляет собой, по существу, процесс самоуничтожения, непременно приводящий сис­тему к внутреннему взрыву (подобно тому, как лопается непомерно раздувае­мый шар). Точно так же бессмысленно и невозможно существование властно-управленческой системы, полностью отошедшей от объекта управления, «забывшей» свои функции. Субъект власти, противопоставивший себя объекту управления, просто нежизнеспособен вне социально полезных связей. Тем бо­лее, что зачастую объект власти в таких случаях становится субъектом, устра­няющим дисфункцию пораженного бюрократизмом властеотношения.

 

С учетом всего сказанного можно выделить следующие черты бюрокра­тизма как явления, характеризующего определенный способ организации власти:

  1. Это явление общественное, социальное, присущее только социуму (об­ществу).
  2. Явление, неразрывно связанное с таким социальным явлением, как власть.
  3. Бюрократизм, в принципе, может касаться любой власти (как государ­ственной, так и негосударственной), организованной по принципу разделения субъекта и объекта власти (именно так организована государственная власть).
  4. Проблема бюрократизма характерна для официально оформленных об­щественных образований (коллективов, организаций), хотя по существу она является частным проявлением общей закономерности взаимоотношений центра управления и его объекта в условиях их разделенности.
  5. Объективной основой бюрократизма является разделение субъекта вла­сти и ее объекта, их отчуждение друг от друга, которое таит в себе опасность обращения властвующим субъектом данной ему власти в свою пользу, ис­пользования ее для удовлетворения интересов властной системы, в чем и со­стоит суть бюрократизма, его сущность.
  6. Радикальным средством борьбы с бюрократизмом является смена само­го принципа организации власти и управления, а именно — переход на само­управление. Однако такой переход возможен не в любых социальных услови­ях и не для всех властных систем. В этих случаях должна быть налажена устойчивая обратная связь субъекта власти и объекта.
  7. Бюрократизмом может быть поражен любой уровень государственной власти: должностное лицо, государственный орган, государство в целом.
  8. Бюрократизм представляет собой явление динамическое: во властно-управ­ленческой системе его может быть больше, а может быть и меньше. Это обстоя­тельство определяет возможность и необходимость борьбы с бюрократизмом.
  9. Различные системы государственных органов подвержены бюрократиз­му в разной степени: в наибольшей степени к бюрократизации склонен про­фессиональный аппарат управляющих, государственных служащих, состав­ляющих костяк исполнительной власти, а в меньшей — государственные органы, образуемые демократическим путем.
  10. «Бюрократия» — это способ организации власти, а «бюрократизм» — со­вокупность качеств, свойств, признаков, характеризующих бюрократически организованную властно-управляющую систему.
  11. Бюрократия и демократия выступают как антиподы: они представля­ют собой противоположные по своей сущности способы организации власти.

Страница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97

Рейтинг@Mail.ru