ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО
ТЕСТЫ

Возмещение вреда, причиненного несовершеннолетними гражданами

Возмещение вреда, причиненного несовершеннолетними гражданамиНормы о данном специальном деликте не выделены в качестве отдельного параграфа и содержатся в § 1 «Общие положения о возмещении вреда» гл. 59 ГК. Указанный деликт регламентируется ст.ст. 1073—1075 ГК.

 

В соответствии с п. 1 ст. 1073 ГК за вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (малолетним), отвечают его родители (усыновители) или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине. В случае если ребенок остался без попечения родителей и был помещен под надзор соответствующей организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, ответственность за причиненный вред возлагается на указанную организацию, если она не докажет, что вред возник не по ее вине (п. 2 ст. 1073 ГК). Таким образом, граждане, не достигшие 14 лет, рассматриваются действующим законодательством как неделиктоспособные, поэтому ответственность за причиненный вред возлагается на других указанных в законе лиц.

 

Родители (усыновители) и опекуны несут ответственность, если не докажут, что вред возник не по их вине. Это означает, что законодатель исходит из общей презумпции вины лиц, обязанных к возмещению вреда, и ответственность наступает именно за их собственное виновное поведение. В связи с этим возникает вопрос: что необходимо понимать под виной указанных субъектов? В правоприменительной практике под виной родителей (усыновителей) и опекунов традиционно понимается как неосуществление должного надзора за несовершеннолетними, так и безответственное отношение к их воспитанию или неправомерное использование своих прав по отношению к детям, результатом которого явилось неправильное поведение детей, повлекшее вред (попустительство или поощрение озорства, хулиганских действий, безнадзорность детей, отсутствие к ним внимания и т.д.) (п. 16 Постановления № 1).

 

В таких случаях речь идет о неисполнении родителями (усыновителями) и опекунами своих семейно-правовых обязанностей, поскольку согласно п. 1 ст. 63 СК родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей, они несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Родители должны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей. В соответствии со ст. 65 СК родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. Обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы родителей. Родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию. Способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей. В соответствии со ст. 150 СК опекуны (попечители) ребенка также имеют право и обязаны воспитывать ребенка, находящегося под опекой (попечительством), заботиться о его здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии.

 

С учетом вышеизложенного можно сделать вывод, что законные представители малолетнего ребенка могут быть освобождены от ответственности только в том случае, если докажут, что ими принимались все меры для надлежащего исполнения обязанностей, возложенных на родителей (усыновителей) и опекунов нормами семейного и гражданского законодательства, «т.е. докажут отсутствие даже малейших упущений в воспитании ребенка и в надзоре за ним. Опровергнуть указанную презумпцию практически невозможно».

 

Следует также обратить внимание на то, что ответственность за вред, причиненный малолетним ребенком, несут оба родителя. Факт раздельного проживания с ребенком одного из родителей не является основанием освобождения его от ответственности, поскольку согласно ст. 61, 66 СК родитель, проживающий отдельно от ребенка, имеет равные права на общение с ним, участие в его воспитании и решении вопросов получения ребенком образования. Согласно п. 16 Постановления № 1 родитель может быть освобожден от ответственности, если по вине другого родителя он был лишен возможности принимать участие в воспитании ребенка либо в силу объективных причин не мог воспитывать ребенка (например, из-за длительной болезни).

 

В соответствии со ст. 1075 ГК факт лишения родительских прав также не является основанием для освобождения от ответственности, поскольку на родителя, лишенного родительских прав, суд может возложить ответственность за вред, причиненный его несовершеннолетним ребенком в течение трех лет после лишения родителя родительских прав, если поведение ребенка, повлекшее причинение вреда, явилось следствием ненадлежащего осуществления родительских обязанностей. Если проанализировать основания для лишения родительских прав, предусмотренные ст. 69 СК (например, уклонение от выполнения обязанностей родителей; злоупотребление своими родительскими правами; жестокое обращение с детьми, в том числе осуществление физического или психического насилия над ними; хронический алкоголизм или наркомания), то такое поведение родителей действительно может рассматриваться как находящееся в причинно-следственной связи с вредоносным поведением ребенка.

 

В случае причинения вреда малолетним ребенком (в том числе самому себе) во время нахождения под надзором образовательного, воспитательного, лечебного или иного учреждения, обязанного осуществлять за ним надзор, это учреждение отвечает за вред, если не докажет, что он возник не по его вине (п. 3 ст. 1073 ГК). Таким образом, вина такого рода учреждений понимается как неосуществление ими должного надзора за несовершеннолетними непосредственно в момент причинения вреда. В этой связи представляет интерес следующее дело. Несовершеннолетний Р. во время перемены в школе сбил С., в результате чего девочка получила обширную травму головы. Мать потерпевшей обратилась в суд с иском к родителям Р. о возмещении затрат на приобретение лекарств и компенсации морального вреда. Решениями судов первой и кассационных инстанций заявленные требования были удовлетворены. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ удовлетворила протест заместителя председателя Верховного Суда РФ и отменила судебные постановления, указав следующее: вред здоровью С. был причинен 13-летним Р., в то время как оба малолетних учащихся находились в школе. Возлагая на родителей Р. в соответствии с п. 1 ст. 1073 ГК обязанность возместить вред, причиненный их малолетним сыном, суд посчитал, что ответчики не доказали отсутствие вины в ненадлежащем воспитании сына, состоящего на учете в инспекции по делам несовершеннолетних и не являющегося, по мнению суда, законопослушньгм.

 

Применение судом упомянутой нормы ошибочно, так как в соответствии с п. 3 ст. 1073 ГК за вред, причиненный малолетним в то время, когда он находился под надзором образовательного или воспитательного учреждения отвечает это учреждение, если не докажет, что вред возник не по его вине в неосуществлении надзора. Малолетний Р. причинил вред здоровью девочки во время школьных занятий, т.е. когда он находился под надзором школы, которая должна была осуществлять этот надзор надлежащим образом. Вопрос об ответственности родителей мог быть поставлен только в том случае, если бы в суде школа доказала, что вред возник не по ее вине.

 

В соответствии с новым разъяснением Пленума Верховного Суда РФ, если будет установлено, что ответственность за причинение малолетним вреда должны нести как родители (усыновители), опекуны, организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (ст. 155.1 СК), так и образовательные, медицинские, иные организации или лица, осуществляющие над ним надзор на основании договора, то вред возмещается по принципу долевой ответственности в зависимости от степени вины каждого.

 

Следует обратить внимание и на то, что в соответствии с п. 3 ст. 1073 ГК обязанность по возмещению вреда может быть возложена и на лиц, которые должны осуществлять надзор за малолетними детьми в силу договора. Появление указанной нормы обусловлено тем, что в настоящее время активно развивается рынок образовательных и воспитательных услуг, когда такие услуги оказываются домашними воспитателями, домработницами, гувернантками (гувернерами), репетиторами и т.д. Как верно отмечает в этой связи И.А. Михайлова, «ответственность названных лиц за вред, причиненный их малолетними подопечными, должна наступать вне зависимости от того, были ли оформлены их отношения с родителями ребенка трудовым договором (контрактом) или гражданско-правовым договором об оказании платных воспитательных или образовательных услуг. Так или иначе, названным лицам доказать отсутствие вины в своих действиях будет сложнее, чем родителям, усыновителям, опекунам или учреждениям, так как осуществление непрерывного надзора за ребенком является их главной и, как правило, весьма высокооплачиваемой обязанностью, и факторов, оправдывающих ее неисполнение, практически не существует».

 

Необходимо отметить, что ответственность за вред, причиненный малолетним ребенком, носит бессрочный характер, поскольку она обусловлена виновным поведением обязанных к возмещению лиц. Так, согласно п. 4 ст. 1073 ГК обязанность родителей (усыновителей), опекунов, образовательных, воспитательных, лечебных и иных учреждений по возмещению вреда, причиненного малолетним, не прекращается с достижением малолетним совершеннолетия или получением им имущества, достаточного для возмещения вреда.

 

Однако законодателем введена новелла, усилившая компенсационную функцию деликтных обязательств. В случае если родители (усыновители), опекуны либо другие обязанные к возмещению граждане умерли или не имеют достаточных средств для возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, а сам причинитель вреда, ставший полностью дееспособным, обладает такими средствами, суд с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда, а также других обстоятельств вправе принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счет самого причинителя вреда (абз. 2 п. 4 ст. 1073 ГК). Тем самым допускается переложение обязанности по возмещению вреда на непосредственного причинителя, бывшего в момент совершения правонарушения неделиктоспособным.

 

Такое переложение ответственности возможно лишь в случае, если вред малолетним ребенком был причинен после введения в законную силу ч. 2 ГК. Данный вывод содержится в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за IV квартал 2001 г.: «Возложение на несовершеннолетнего причинителя вреда на основании п. 4 ст. 1073 ГК обязанности по возмещению вреда, причиненного им до 1 марта 1996 г., противоречило бы ст. 5 Федерального закона от 26.01.1996 № 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, а также ч. 1 ст. 54 Конституции, согласно которой закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет. Поскольку закон, допускающий ответственность несовершеннолетнего причинителя вреда, на момент его причинения отсутствовал, то нормы позднее принятого закона, установившего такую ответственность, не могут быть применены».

 

Согласно п. 1 ст. 1074 ГК несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет самостоятельно несут ответственность за причиненный вред на общих основаниях.

 

Следовательно, указанные лица признаются полностью деликтоспособными. Однако согласно п. 2 ст. 1074 ГК в случае, когда у несовершеннолетнего нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями (усыновителями) или попечителем (в том числе учреждением, осуществляющим функции попечителя), если они не докажут, что вред возник не по их вине. В случае если несовершеннолетний гражданин в возрасте от 14 до 18 лет, оставшийся без попечения родителей, был помещен под надзор в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, обязанность по возмещению может быть возложена на такую организацию, если она не докажет, что вред возник не по ее вине.

 

Таким образом, указанные лица могут быть привлечены именно к субсидиарной (дополнительной) ответственности за вред, причиненный несовершеннолетним. Поэтому представляет интерес следующий пример из судебной практики. Несовершеннолетний П., управляя мотоциклом, совершил ДТП, в результате которого потерпевшему Д. был причинен как имущественный вред, так и вред здоровью. Вина П. была установлена. Потерпевший Д. обратился к матери правонарушителя К. с требованием о возмещении вреда и компенсации морального вреда. Суд удовлетворил заявленные исковые требования. Впоследствии на это решение был подан протест, который был удовлетворен по следующим основаниям: суд первой инстанции должен был обсудить вопрос о привлечении к делу в качестве ответчика П., поскольку на его мать К. ответственность могла быть возложена только при отсутствии у него доходов или иного имущества и только на период до достижения П. совершеннолетия. Надлежащим ответчиком в данном деле является причинитель вреда П., и только если бы возникла необходимость в дополнительной ответственности родителей, то они должны были быть привлечены в процесс в качестве соответчиков. На необходимость привлечения субсидиарных должников в качестве соответчиков указывается в п. 15 Постановления № 1.

 

Нужно учитывать, что ответственность дополнительных должников носит срочный характер, поскольку согласно п. 3 ст. 1074 ГК обязанность субсидиарных должников по возмещению вреда прекращается по достижении причинившим вред совершеннолетия либо в случаях, когда у него до достижения совершеннолетия появились доходы или иное имущество, достаточное для возмещения вреда, либо же он приобрел дееспособность. Основаниями приобретения дееспособности в полном объеме до достижения возраста совершеннолетия являются: эмансипация (ст. 27 ГК) и вступление в законный брак (п. 2 ст. 21 ГК).

 

Представляется, что анализируемая статья ГК ограничивает возможности потерпевших по получению возмещения понесенного вреда, так как устанавливает безусловное основание для прекращения ответственности субсидиарных должников с момента достижения деликвентом совершеннолетия.

 

В связи с этим представляет интерес следующее дело. Приговором Липецкого областного суда было постановлено взыскать с А.В. Лукьянова солидарно с другими осужденными в пользу потерпевших Л.И. Шелудько и В.И. Шелудько денежные суммы в счет возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда, в случае недостаточности собственных средств у несовершеннолетнего осужденного А.В. Лукьянова — взыскать указанные денежные суммы с его родителей И.И. Лукьяновой и В.А. Лукьянова.

 

Впоследствии И.И. Лукьянова и В.А. Лукьянов обратились в суд с заявлением об освобождении их от обязанности по возмещению ущерба потерпевшим в связи с достижением сыном совершеннолетия, которое было удовлетворено.

 

В кассационной жалобе потерпевшие просили постановление судьи отменить, возобновить исполнительное производство в отношении законных представителей осужденного А.В. Лукьянова. Они указывали на то, что за длительное время им вернули небольшую сумму материального ущерба, а моральный вред так и не был возмещен. Поскольку у осужденного по месту отбывания наказания фактически нет заработка, а также личного имущества, на которое можно было бы обратить взыскание, потерпевшие были лишены возможности получить денежные средства в счет возмещения морального вреда. Судебная коллегия не нашла оснований для удовлетворения кассационной жалобы, так как в соответствии со ст. 1074 ГК взыскание ущерба с законных представителей причинителя вреда прекращается по достижении им совершеннолетнего возраста. Поскольку А.В. Лукьянову исполнилось 18 лет, то суд обоснованно освободил родителей от обязанностей по возмещению вреда. Доводы кассационной жалобы потерпевших о том, что законные представители осужденного возместили только небольшую сумму материального ущерба и не приняли мер к возмещению морального вреда, а в связи с принятием данного постановления они в дальнейшем своевременно не смогут получить денежные средства в счет возмещения ущерба, сами по себе не могут служить основанием для отмены постановления судьи (кассационное определение Верховного Суда РФ от 28.01.2004 № 77-о04-2).

 

Таким образом, потерпевшие могут испытывать значительные затруднения в получении возмещения понесенного вреда, что недопустимо при причинении вреда жизни или здоровью. Поэтому представляется необходимым изменить содержание п. 3 ст. 1074 ГК, установив правило, согласно которому обязанность субсидиарных должников при причинении вреда жизни или здоровью не прекращается с достижением деликвентом возраста совершеннолетия. Единственным основанием для прекращения их обязанности по возмещению вреда может быть появление у деликвента доходов или иного имущества, достаточных для возмещения ущерба. Тем самым будет введен эффективный механизм по защите нарушенных прав потерпевших, усилена предупредительная и реализована компенсационно-восстановительная функция гражданско-правовой ответственности.

 

НАВЕРХ СТРАНИЦЫ

 
Рейтинг@Mail.ru