ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО
ТЕСТЫ

Возмещение вреда, причиненного здоровью потерпевшего

В соответствии с п. 1 ст. 1085 ГК при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел или определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья.

 

Возмещение вреда, причиненного здоровью потерпевшегоРасчет суммы утраченного заработка производится на основе величины среднемесячного заработка и степени утраты профессиональной (при ее отсутствии — общей) трудоспособности. Например, при утрате профессиональной трудоспособности на 30 % потерпевший имеет право получать периодические платежи, равные 30 % от среднемесячного заработка.

 

Согласно п. 2 ст. 1086 ГК в состав утраченного заработка (дохода) потерпевшего включаются все виды оплаты по трудовым и гражданско-правовым договорам как по месту основной работы, так и по совместительству, облагаемые подоходным налогом. Не учитываются выплаты единовременного характера, в частности компенсация за неиспользованный отпуск и выходное пособие при увольнении. За период временной нетрудоспособности или отпуска по беременности и родам учитывается выплаченное пособие. Доходы от предпринимательской деятельности, а также авторский гонорар включаются в состав утраченного заработка, при этом доходы от предпринимательской деятельности включаются на основании данных налоговой инспекции. Все виды заработка (дохода) учитываются в суммах, начисленных до удержания налогов.

 

В силу п. 2 ст. 1085 ГК при определении утраченного заработка (дохода) пенсия по инвалидности, назначенная потерпевшему в связи с увечьем или иным повреждением здоровья, а равно другие пенсии, пособия и иные подобные выплаты, назначенные как до, так и после причинения вреда здоровью, не принимаются во внимание и не влекут уменьшения размера возмещения вреда (не засчитываются в счет возмещения вреда). В счет возмещения вреда не засчитывается также заработок (доход), получаемый потерпевшим после повреждения здоровья. Данное положение можно проиллюстрировать следующим примером из судебной практики.

 

А. обратился в суд с иском к ответчикам и просил взыскать с ЗАО «АСТО-Гарантия» сумму утраченного заработка за период его нетрудоспособности в размере 98 204 руб., и с С. в счет компенсации морального вреда 100 000 руб., мотивируя тем, что 20.12.2004 произошло ДТП, в результате которого С., являясь владельцем источника повышенной опасности (ВАЗ-21093), пересек разделительную полосу, совершил на него наезд, когда он стоял на обочине. А. получил травмы в виде закрытых повреждений боковых связок двух коленных суставов, кровоизлияние в полость правого коленного сустава, относящиеся к средней тяжести здоровья.

 

Разрешая требования в части взыскания утраченного заработка с ЗАО «АСТО-Гарантия», суд исходил из того, что взысканию подлежит разница между заработной платой истца за период нетрудоспособности в размере 98 204 руб. и уже выплаченной суммы пособия по временной нетрудоспособности в размере 34 993 руб. 61 коп.

 

Однако суд кассационной инстанции обоснованно посчитал, что при разрешении данных требований суд не учел, что согласно п. 58 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев ТС выплата страховой суммы за вред, причиненный жизни или здоровью потерпевшего, производится независимо от сумм, причитающихся ему по социальному обеспечению и договорам обязательного и добровольного личного страхования. Аналогичное регулирование данного вопроса предусмотрено и ч. 2 ст. 1085 ГК.

 

В итоге судебная коллегия посчитала, что решение суда в указанной части нельзя признать законным и обоснованным и оно подлежит отмене. По делу было принято новое решение, которым требования А. о взыскании утраченного заработка удовлетворено в полном объеме, с ЗАО «АСТО-Гарантия» в пользу А. взыскан утраченный заработок в размере 98 204 руб. (см. определение Московского областного суда от 14.06.2006 № 33-5368).

 

Среднемесячный заработок потерпевшего подсчитывается путем деления общей суммы его дохода за 12 месяцев работы, предшествовавших повреждению здоровья, на 12. В случае, если потерпевший ко времени причинения вреда работал менее 12 месяцев, среднемесячный заработок подсчитывается путем деления общей суммы дохода за фактически проработанное количество месяцев, предшествовавших повреждению здоровья, на число этих месяцев. Не полностью проработанные потерпевшим месяцы по его желанию заменяются предшествующими полностью проработанными месяцами либо исключаются из подсчета при невозможности их замены (п. 3 ст. 1086 ГК).

 

Представляет интерес норма п. 5 ст. 1086 ГК, в силу которой, если в заработке потерпевшего произошли до причинения ему увечья или иного повреждения здоровья устойчивые изменения, улучшающие его имущественное положение (повышена заработная плата по занимаемой должности, он переведен на более высокооплачиваемую работу, поступил на работу после окончания учебного учреждения по очной форме обучения и в других случаях, когда доказана устойчивость изменения или возможности изменения оплаты труда потерпевшего), при определении среднемесячного дохода учитывается только заработок, который он получил или должен был получить после соответствующего изменения.

 

Так, по одному из дел суд кассационной инстанции посчитал решение суда в части определения размера сумм ежемесячного платежа с 1 июня 2005 г. и единовременной выплаты за период с 30 января 2002 г. по 31 мая 2005 г. подлежит отмене как постановленное на неправильном применении судом норм материального права.

 

Разрешая указанные требования, суд в нарушение ст. 1086 ГК неправильно определил размер среднемесячной заработной платы истицы, исчислив его за период с января по декабрь 2001 г. При этом он не учел, что согласно представленной истицей справке, ей с 1 апреля 2001 г. повысили разряд по занимаемой профессии. Поскольку ДТП произошло 20 августа 2001 г., суду следовало в соответствии с ч. 5 ст. 1086 ГК исчислить размер среднемесячной заработной платы за период с апреля по июль 2001 г., при этом учесть, что в соответствии с ч. 2 ст. 1086 ГК все виды заработка (дохода) учитываются в суммах, начисленных до удержания налогов. Кроме того, из представленной справки о заработной плате усматривается, что имеется существенная разница в ее размере помесячно. Так, в апреле-июле 2001 г. ее размер составил 1 447 руб. и 1 507 руб. 42 коп, а в мае и июне 2001 г. — 1 186 и 1 198 руб. 42 коп. соответственно. При таких обстоятельствах суду в соответствии с ч. 3 ст. 1086 ГК следовало проверить, являются ли расчетные месяцы полностью отработанными истицей, либо она имеет право на исключение не полностью отработанных месяцев из подсчета при невозможности их замены. Для правильного определения размера среднемесячной заработной платы в материалы дела не была представлена справка, соответствующая требованиям, определенным ст. 1086 ГК, а также соответствующий приказ о повышении истице разряда по профессии. С учетом изложенного решение суда в указанной части нельзя признать правильным (см. определение Московского областного суда от 18.04.2006 № 33-3690).

 

В случае если потерпевший на момент причинения вреда не работал, учитывается по его желанию заработок до увольнения либо обычный размер вознаграждения работника его квалификации в данной местности, но не менее установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по РФ (п. 4 ст. 1086 ГК). Приведенное положение подлежит применению как к неработающим пенсионерам, так и к другим не работающим на момент причинения вреда лицам, поскольку в п. 4 ст. 1086 ГК не содержится ограничений по кругу субъектов в зависимости от причин отсутствия у потерпевших на момент причинения вреда постоянного заработка (см. п. 29 Постановления № 1).

 

Кроме того, критерием для расчета сумм в счет возмещения вреда, причиненного здоровью, является степень утраты потерпевшим профессиональной (при ее отсутствии — общей) трудоспособности.

 

Следствием причинения вреда потерпевшему может явиться как временная, так и стойкая утрата трудоспособности. При временной утрате трудоспособности потерпевший имеет право на возмещение утраченного заработка за период лечения, установленного в листе временной нетрудоспособности, выданном медицинским учреждением.

 

Степень стойкой утраты профессиональной трудоспособности определяется учреждениями медико-социальной экспертизы, если вред явился следствием несчастного случая при исполнении трудовых (служебных) обязанностей или профессионального заболевания, в остальных случаях — судебно-медицинской экспертизой.

 

В связи с этим представляют интерес нормы постановления Правительства РФ от 16.10.2000 № 789 «Об утверждении Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний». Согласно п. 12 данных Правил степень утраты профессиональной трудоспособности потерпевшего определяется исходя из оценки имеющихся у пострадавшего профессиональных способностей, психофизиологических возможностей и профессионально значимых качеств, позволяющих продолжать выполнять профессиональную деятельность, предшествующую несчастному случаю на производстве и профессиональному заболеванию, того же содержания и в том же объеме либо с учетом снижения квалификации, уменьшения объема выполняемой работы и тяжести труда в обычных или специально созданных производственных условиях.

 

Под специально созданными производственными условиями понимается организация работы, при которой пострадавшему устанавливаются сокращенный рабочий день, индивидуальные нормы выработки, дополнительные перерывы в работе, создаются соответствующие санитарно-гигиенические условия, рабочее место оснащается специальными техническими средствами, проводятся систематическое медицинское наблюдение и другие мероприятия.

 

В соответствии с п. 14—17 указанных Правил, если у пострадавшего наступила полная утрата профессиональной трудоспособности вследствие резко выраженного нарушения функций организма при наличие абсолютных противопоказаний для выполнения любых видов профессиональной деятельности, даже в специально созданных условиях, устанавливается степень утраты профессиональной трудоспособности 100 %. В случае, если пострадавший вследствие выраженного нарушения функций организма может выполнять работу лишь в специально созданных условиях, устанавливается степень утраты профессиональной трудоспособности от 70 до 90 %.

 

Если потерпевший может в обычных производственных условиях продолжать профессиональную деятельность с выраженным снижением квалификации либо с уменьшением объема выполняемой работы или если он утратил способность продолжать профессиональную деятельность вследствие умеренного нарушения функций организма, но может в обычных производственных условиях выполнять профессиональную деятельность более низкой квалификации, устанавливается степень утраты профессиональной трудоспособности от 40 до 60 %.

 

При наличии возможности продолжать профессиональную деятельность с умеренным или незначительным снижением квалификации либо с уменьшением объема выполняемой работы, либо при изменении условий труда, влекущих снижение заработка, или если выполнение его профессиональной деятельности требует большего напряжения, чем прежде, устанавливается степень утраты профессиональной трудоспособности от 10 до 30 %.

 

Помимо компенсации утраченного заработка потерпевший имеет право и на возмещение дополнительно понесенных расходов, вызванных повреждением здоровья. В соответствии с п. 1 ст. 1085 ГК к указанным расходам отнесены траты на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

 

Необходимо отметить, что потерпевший с учетом правил ст. 56 ГПК обязан представить доказательства в обоснование своих требований о компенсации дополнительных расходов, вызванных повреждением здоровья.

 

В связи с этим представляет интерес следующее дело. Р. обратилась в суд с иском к Ш. о возмещении материального ущерба, состоящего из затрат на лечение в сумме 45 260 руб., на санаторно-курортное лечение в течение трех лет в сумме 135 000 руб., утраченного заработка в размере 5 054 руб. 62 коп., компенсации морального вреда в размере 300 000 руб.

 

Иск Р. мотивировала тем, что получила телесные повреждения в результате наезда на нее автомобиля под управлением Ш.

 

Ответчик иск не признал, указывая на то, что истица неожиданно вышла на проезжую часть перед его машиной, проявив грубую неосторожность, поэтому он не мог избежать наезда.

 

Решением суда в пользу истицы с ответчика взыскано в счет возмещения материального ущерба 180 314 руб. 62 коп., в счет компенсации морального вреда — 500 000 руб. В кассационной жалобе Ш. просил решение отменить, считая, что суд неправильно применил нормы материального права и не выяснил в полном объеме имеющие значение для дела обстоятельства.

 

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия пришла к следующему выводу. Разрешая спор, суд правильно установил, что ответчик, управляя источником повышенной опасности, совершил наезд на истицу, чем причинил ей телесные повреждения. Определяя размер компенсации морального вреда, суд обоснованно принял во внимание характер и степень причиненных истице физических страданий, конкретные обстоятельства дела, в том числе то обстоятельство, что истицей были нарушены правила дорожного движения. Судебная коллегия посчитала, что решение в части удовлетворения требования о возмещении материального ущерба подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение, поскольку суд не выяснил имеющие значение для разрешения спора обстоятельства.

 

Возражая против иска в указанной части, ответчик ссылался на то, что истицей не представлено доказательств, подтверждающих, что она понесла расходы на лечение, приобретение лекарств в объеме, который не охватывается рамками обязательного медицинского страхования.

 

Суд не предложил истице представить такие доказательства, в то время как бремя доказывания размера материального ущерба возложено законом на истца. Указанное обстоятельство осталось не выясненным при разрешении спора. Истицей не представлено суду заключение медицинской экспертизы (как это указано в п. 2 ст. 1092 ГК) о необходимости санаторно-курортного лечения в течение трех лет, в решении нет ссылок на доказательства в обоснование размера расходов на санаторно-курортное лечение. В нарушение ч. 2 ст. 71 ГПК суду не было представлено подлинных документов или надлежаще заверенных копий, подтверждающих понесенные истицей расходы на лечение (см. определение Московского областного суда от 10.07.2006 № 33-8260).

 

В соответствии с п. 1 ст. 1087 ГК при причинении вреда здоровью несовершеннолетнего, не достигшего 14 лет (малолетнего) и не имеющего заработка (дохода), лицо, ответственное за причиненный вред, обязано возместить лишь расходы, вызванные повреждением здоровья. Они должны быть подтверждены надлежащими доказательствами.

 

Так, по одному из дел судебная коллегия (кассационная инстанция) посчитала, что выводы суда о взыскании в пользу истца расходов на приобретение лекарственных препаратов и дополнительного питания нельзя признать правильными, а решение в этой части соответствующим ст. 198 ГПК. В материалах дела не имелось достаточных доказательств, свидетельствующих о расходах, которые требовалось произвести. Суд руководствовался представленными истцом чеками и расчетами. Однако достоверных данных о том, какие медицинские препараты, по какой цене, в каком количестве и в каком дополнительном питании нуждалась несовершеннолетняя потерпевшая, не было.

 

Калькуляция необходимого дополнительного питания не составлялась, а чеки на приобретение продуктов питания с очевидностью не свидетельствуют о необходимости такого питания в качестве дополнительного. Поэтому дело в связи с отменой решения в указанной части подлежит направлению на новое рассмотрение. Суду надлежит более тщательно проверить нуждаемость несовершеннолетней потерпевшей в приобретении конкретных лекарственных средств и дополнительного питания, реальные расходы, затраченные на эти цели, и в зависимости от установленных данных постановить решение (см. определение Московского областного суда от 26.04.2005 № 33-3265).

 

Представляет интерес и то, что судебная практика выработала подход, в соответствии с которым, если вред здоровью малолетнего ребенка послужил причиной прекращения родителем трудовых отношений в связи с необходимостью осуществления постоянного ухода за ребенком, то наряду с дополнительными расходами подлежат возмещению и суммы утраченного заработка родителя.

 

По достижении малолетним потерпевшим 14 лет, а также в случае причинения вреда несовершеннолетнему в возрасте от 14 до 18 лет, не имеющему заработка (дохода), лицо, ответственное за причиненный вред, обязано возместить потерпевшему помимо расходов, вызванных повреждением здоровья, также вред, связанный с утратой или уменьшением его трудоспособности, исходя из установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по РФ. Если ко времени повреждения его здоровья несовершеннолетний имел заработок, то вред возмещается исходя из размера этого заработка, но не ниже установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по РФ (п. 2, 3 ст. 1087 ГК).

 

После начала трудовой деятельности несовершеннолетний, здоровью которого был ранее причинен вред, вправе требовать увеличения размера возмещения вреда исходя из получаемого им заработка, но не ниже размера вознаграждения, установленного по занимаемой им должности, или заработка работника той же квалификации по месту его работы (п. 4 ст. 1087 ГК).

 

НАВЕРХ СТРАНИЦЫ

 
Рейтинг@Mail.ru